Информаторий

Главная » Статьи » Истории » Аркарум

Часть 5

Спустя достаточное количество времени, что можно назвать прошедшей ночью и наступившим утром, Адам проснулся, это было как возвращение к реальности и подключение к системе. На удивление вокруг уже не было такого бардака – его всегда разбирает та самая женщина, так как почти всегда этот самый бардак происходит по причине игр неугомонных детей. Адам вышел в первую комнату, захватив с полки свою куртку.

– Утро… Доброе. – Пожелал он семье, которая была практически всегда дома, и оглядел все вокруг. Другие сожители уже собирались либо спать, либо на работу – все зависело от их образа жизни.

– Адам, привет. Извиняюсь, что в очередной раз тебя прошу о помощи, но есть ли у тебя время? – Ко льву обратился мужчина внешне похожий на ту женщину с детьми, только щупальца на его голове были короче.

– Конечно. Чем могу помочь?

– Понимаешь, я сейчас ухожу, работа ведь, сам понимаешь... – Мужчина пожал плечами. - Жене нужны некоторые вещи и продукты, она список написала. Я перечислю на твой счет кредиты, что не потратишь – оставь себе. – Он протянул сложенный листок.

Адам пробежал глазами по списку и, не отрывая взгляда, спросил, – На межрайонном рынке все это будет?

– Там все точно будет. Не стоит, конечно, идти в такую даль только из-за нашей просьбы…

– Я не обременен делами, так что не переживайте.

– Хорошо. Спасибо тебе большое.

Адам кивнул и вышел из номера, заедающая дверь с шорохом открылась и с таким же звуком закрылась. В другом конце коридора была общая уборная, разделенная только по половой принадлежности, возможно, что это единственное, за чем действительно следили в хостеле, так как там было довольно чисто и светло.

Те же зеркала с той же самой рекламой. Пройдя мимо, Адам в надежде хотел увидеть образ, который прошлой ночью посетил его в таком же зеркале. Но на этот раз ничего, кроме своего отражения.

Сняв всю одежду, он закинул ее в специальную секцию для чистки, чтобы на ней не осталось следов от вчерашнего побоя, сам же зашел в душевую. Даже для него она была просторной с белыми чистыми стенами и специальной панелью для управления всем, чем только можно было. Вода стекала по его гладкому меху, от нее грива тяжелела, а крашеная красная шерсть темнела, становясь почти черной. Вода была очищением не только тела, но и мыслей, после нее Адам чувствовал себя обновленнее и легче, даже сон не давал такого эффекта. Ледяная вода буквально обжигала его тело, но каждый раз после такого душа было только лучше. Уже как по часам, когда Адам выходил из душа, заканчивалась чистка одежды, и она сложенная лежала на крышке чистильщика.

На улице были сумерки, которые сопровождали практически весь день из-за плотной дымки над городом. По улицам бродил народ, кто-то перевозил телеги, кто-то раздавал листовки или просил накинуть кредитов. Адам быстро проходил мимо людей, аккуратно отводя рукой мешающих в сторону, чтобы те ненароком не попали под его быстрый шаг. Днем он чувствовал себя неуютно, даже такое малое обилие света ему уже было неприятно, но против общего режима не пойдешь, и все-таки приходится терпеть.

Толпа вызывала дискомфорт, большое скопление скитающихся людей, полных отчаяния и попыток выжить, будто заполняли своими эмоциями все вокруг и заражали других. Может все эти страдания пришли от одного, как болезнь или эпидемия разлетевшись по  всему Аркаруму, передаваясь от мужа к жене, от друга к соседу и захватывая все больше и больше людей, превратившись в тот мир, который сейчас имеется.

Извилистые, словно змеи, улицы могли привести куда угодно, не было такого места, куда нельзя было попасть, если только не знаешь дорогу и принципы строения города. Адам знал Аркарум как самого себя, и отсутствие транспорта ему никак не мешало, чтобы достаточно быстро добраться до нужного места. Он мог попасть в неизвестный район, но легко из него выбраться или найти путь, как будто он был архитектором всей этой паутины зданий и улиц.

Город поделен на разные условные районы, где организовывалась своя иерархия и власть. Жители поначалу кочевали из района в район в поисках нужных вещей, но со временем самоорганизовалась площадка, где по договоренности стали собираться торговцы с разных уголков Аркарума. Такой рынок не один, их наличие намного упрощает поиск нужных вещей и продуктов.

Межрайонный рынок находится в переулке между двумя самыми высокими зданиями в округе, по ним было проще ориентироваться. Между зданиями сооружена крыша, чтобы дожди не попадали в сам переулок, так как он всегда оживлен, независимо от времени. Сам рынок очень отдает стариной: множество самодельных палаток пестрящих самыми необычными товарами, где можно найти вещи совершенно несвойственные эпохе, кто-то продает награбленное, кто-то мусор, что нашел в городе, запретов нет, кроме работорговли. 

Адам проходил от прилавка к прилавку в поисках товаров из списка, где-то у него получалось торговаться и сбивать цену, ведь это было в его интересах, а где-то приходилось искать дольше, чтобы не переплачивать любителям, необоснованно завышающим цены.

Толпы народу и их голоса сливались воедино с гулом от энергосети, от чего у Адама голова буквально раскалывалась, и он желал скорее покинуть это место. Некоторые, особенно в диковинку для мира вещи, вызывали чувство дежавю, но все попытки вспомнить были тщетными. Ты потерянный среди всего этого, люди, предметы, будто уже встречались на пути и возможно даже имели значение, но память об этом стерта. Мысли приходили, и тот час же исчезали, люди так же подходили и уходили.

В толпе на противоположной стороне улицы Адам увидел девушку, которая прошлой ночью ему являлась в зеркале. Его словно парализовало: сердце стало бешено колотиться, а по всему телу пробежал озноб, он совершенно не ожидал увидеть образ не где-то в мыслях или отражении, не тенью на дороге, а в пяти метрах от себя.

Девушка была низкой и будто хрупкой, облегающий черный костюм подчеркивал всю изящность фигуры. У нее была не совмещающаяся с ее светлым и растерянным лицом агрессивная прическа: каскадная стрижка с длинной челкой на концах окрашенная в ярко-голубой цвет. Во лбу была вставка, такого же цвета и стиля как вставки на ушах Адама.

Девушка смотрела по сторонам выискивая кого-то в толпе, Адама она не заметила и стала пробираться сквозь людей дальше по переулку. Он побежал за ней, но девушка ловко проскакивала между прохожими, а большому льву приходилось буквально расталкивать людей. Попытки докричаться не дали результата: в общем шуме и в толпе людей голос пропадал, сливаясь с гулом сети. Из виду девушку Адам уже потерял, но все равно пытался пробраться вперед, в надежде, что она где-то остановилась, чтобы снова оглядеться, но чем дальше он заходил, тем меньше оставалось надежды.

В итоге он остался один, несмотря на то, что кругом была толпа скитающегося народу, будто его бросили на произвол судьбы, разорвали связь и в душе снова опустошение, как и прежде. Адама одновременно переполняли гнев и тоска, он снова корил свою судьбу за то, что она никак не дает ему облегчения, а лишь дразнит и распаляет. Он был готов сломать хоть что, что попадется к нему под руку, но в переулке резко заморгал свет и гул сети стал перебиваться, в итоге совсем затих.

Наступил мрак, люди умолкли и остановились: было ясно, что энергосеть перестала работать, но такого еще никогда не было, и никто просто не знал что делать. Адам и еще несколько энтузиастов стали пробираться через остановившийся люд, который будто сам без сети жить уже не может и замер в небытие, к зданию, чтобы подняться выше. Поднимаясь по лестнице, можно было видеть, что рядом стоящие дома так же остались без энергии, все выше и выше и видно, что область катастрофы все дальше и дальше. Но не успел он добраться до середины, как энергия вернулась и наполнила улицу светом, а жители немного оглядевшись, продолжили делать все то, на чем они остановились, будто такой поворот событий их вовсе не смутил.

Адам спустился вниз. Он еще некоторое время скитался по рынку, чтобы купить оставшееся по списку, но на самом деле, где-то в глубине души он надеялся вновь увидеть ту самую девушку. И вот список закончился, оставаться в этом переполненном людьми переулке не было смысла, и он с тоской побрел через извилистые улицы домой, что привычнее называть "местом ночлега".

Такие обычные и заурядные дела как поход на рынок или уборка в доме всегда помогали отвлечься от происходящего, от мыслей, что та жизнь, что сейчас есть - это не то, как должно быть. Вне центра люди живут только движимые решением проблем, которые создают сами, которые создают другие, которые случаются по воле обстоятельств. Никто не занимается искусством, никто не находит себе отдушину в любви, даже дети рождаются не потому, что их ждут, а потому, что так говорит инстинкт, потому что так надо.

Когда-то Адам мог создавать необычайно красивые картины неведомых далеких и неоткрытых взору далей, огромных и массивных как целый мир, таких, которых никто никогда даже себе не представлял. Люди могли взирать на такие изображения очень долго, как они делали бы это, просто поднимая голову и смотря на звездное небо, которое затянуто вековым смогом и звезд уже давно никто не видел. Только жители центра, которые позволяют себе довольствоваться солнечными лучами, разгоняя тучи над столицей. Но в один момент все было обрушено, неизвестные поначалу портили произведения, а потом и вовсе все уничтожили. С того момента Адама будто лишили крыльев, он не может больше творить с таким же воодушевлением, скорее это стало ношей и теперь он не хочет вспоминать прошлое и естественно возвращаться к нему. Теперь он безликая черная тень, всеми забытая и притягивающая к себе лишь неудачи.

В хостеле Адам отдал своим соседям обещанное и не стал брать себе на ночь место для ночлега. Он был подавлен после произошедшего, ему дали надежду и тут же ее отобрали, он буквально на считанные минуты обрел смысл, крылья, что были у него когда-то и в этот же миг их его лишили. Уже большего удара судьба преподнести не сможет, даже ночь на улице казалась каким-то спасением, чем-то необычным.

Оставшийся день он просто шел, куда глядят глаза, без цели и направленности, даже, казалось, желал заблудиться в этом лабиринте этажей и улиц, которые бесконечно переплетаются между собой, то уходят ввысь, то опускаются во мрак, но все так же ведут в безысходность. Весь его путь его сопровождали мутные звуки его музыки, которой он заглушал гул от сети, давящий на голову, словно ты находишься глубоко под водой.

Адаму казалось, что именно происходящее сейчас – последнее, что он когда-либо увидит. Нет, его не посещали мысли о смерти, ему казалось, что мир изменится, что настоящему моменту придет конец, а какой – решит чертова судьба, что не дает ему покоя. Он лишь шел и шел, смотря в пустоту перед собой, надеясь, что день пройдет так же быстро, как и момент встречи со своими надеждами. Он будто в небытие, как и остальные жители, погруженный на дно своего сознания шел на автомате, доверившись случаю, воле.

«Ты нужна мне»

Категория: Аркарум | Добавил: Klabiama (18.07.2015) | Автор: Джаден
Просмотров: 110 | Теги: Аркарум, Клэйтон, История, сон, будущее, Литтлмун, Адам | Рейтинг: 5.0/1

Если вы нашли ошибку/опечатку в тексте, то можете сообщить о ней, оставив комментарий ниже.

Всего комментариев: 0

Оставьте свой комментарий

avatar

Поиск

Меню сайта

Профиль

Автостопщик



Здравствуйте, Гость. Пожалуйста зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы получить доступ к дополнительным разделам и функциям.

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0