Информаторий

Главная » Статьи » Герои » Сонарийцы

Жрица Сешафи
История Сешафи уходит далеко в прошлое, когда долина Ирисов благоухала, а золотые купола города Драконов только начинали возводиться. Юная жрица начинала свой путь в храме Мерцающих Звезд, который принадлежал анка. Мудрые и отрешенные от общих дел, анка очаровывали Сешафи, которая хотела быть похожей на своих прежденебесных наставников. Но ее происхождение не давало ей утвердиться среди анка - они холодно принимали ее и отдавали предпочтение себе подобным.

Фанатизм Сешафи доходил до того, что она вырывала себе перья и обматывала тело бинтами, чтобы больше походить на гладкокожих прекрасных женщин анка. Но скрыть свою сущность было невозможно, постепенно от Сешафи отвернулись ее собратья, считая ее помешательство на вере анка полным безрассудством, и любые способы убедить жрицу принять свою настоящую сущность только больше отталкивали ее от своего же народа.

Время шло, а Сешафи так и не была полностью принята анка, достигшая предела их доверия к иной расе, она хотела большего. Видя, как ее обходят другие жрецы за меньшие заслуги, в ней появилась зависть и ненависть, которые преображали ее восприятие мира.

Жрица больше не хотела служить в храме и подчиняться анка, которые ее отвергли, но она не ушла. Сешафи стала пользоваться своим положением и хоть каким-то доверием со стороны прежденебесных, которые считаю ее все так же преданной и фанатичной их вере. Она пробиралась в храм, когда там никого не было и сама изучала запретную для ее расы магию. Никто даже подумать не мог, что преданная Сешафи смогла бы пойти на такое и потому не было никаких подозрений, если вдруг появлялись слухи, что кто-то прикасается к священным книгам храма.

У Сешафи действительно был талант, она легко принимала все формы магии и знаний, а ее жажде силы не было предела. Неожиданностью стала новость о том, что анка покидают долину Ирисов, чтобы, наконец, избавиться от своего окружения. Жрица была оставлена, ей нельзя было следовать за анка, вместе с этим и не было больше доступа к их знаниям, которые они унесли с собой.

Еще большая обида наполнила Сешафи, которая к тому времени уже была сильнее своих собратьев и теперь ее избегали – гордость, и презрение к окружающим стали настолько явными, что связываться со жрицей было опасно. В долине Ирисов не осталось того, чего желала птица и потому она покинула свой дом, а жители долины быстро забыли о ее существовании, так как в мире нарастала другая опасность в виде золотого дракона.

Сешафи жадно поглощала все виды магии, любые источники и специализации, которые нередко конфликтовали между собой и порождали до этого неизвестные формы. Аура жрицы искажалась, в ней бились тысячи энергий, но злоба и обида только подпитывались подобным явлением, превращая ее в опасную магическую химеру. Под таки действием перья Сешафи потеряли былой цвет, а там, где она их вырывала, были нарисованы различные узоры и надписи, которые были понятны только ей самой.


Раскол, который принесли изначальные драконы, только пошел на руку жрице, посеянный хаос среди народа убавил бдительность служителей многих храмов, а где-то тайная магия и вовсе осталась без присмотра. Сила Сешафи возрастала с каждым годом, каждым новым полученным знанием, но время не щадило ее, а количество тех, кто хотел ее убить, очень быстро росло. Решить проблему жрица решила самым безумным способом – воззвать к Танатосу – энтропическому богу смерти и разрушений, культ которого не существует в Сонарионе, так как каждый из служителей не мог выжить в его беспорядочной энергии.

Но Сешафи не стремилась служить Танатосу, в ее планы входило совершение куда большего – подчинить его себе. Накопленная за все время магия рвалась наружу, и попытка поразить им явление смерти стал для жрицы навязчивой идеей. Она не хотела умирать, она не хотела зависеть от жизненной энергии вовсе(для продления жизни она не пренебрегала поглощать чужие души).

Скрываясь от общества, жрица начала создавать артефакт, способный поразить саму смерть. Новое время и обширный культ Эльханы – символа жизни, только облегчили создание Лунного серпа, которым Сешафи и собралась сразить Танатоса. Окутанный магией жизни и блистающий серебром ночного светила артефакт отталкивал жрицу – светлая магия богини была для нее как бремя, но являла собой жизнь и потому требовалась Сешафи.

Ритуалы по призыву Танатоса в Сонарион сказывались далеко от места его проведения – животные словно сходили с ума, их инстинкты самосохранения стали инстинктами саморазрушения, людей окутывал неконтролируемый страх и только сильнейшие из сильнейших могли подавлять подобную ауру, но это не могло не сказаться на их самочувствии. Сама Сешафи с трудом контролировала себя, но ее желание к жизни и продолжению накопления знаний оказывались сильнее. И вот, когда небо будто разверзлось и тяжелым металлическим скрежетом донеслось до самых далеких островов Сонариона, в мир потянулись нити энтропии, которые превращали мир вокруг в совершенно невозможное для восприятия окружение. Неизвестно, милосердие ли, которое еще осталось в Сешафи, или страх быть обнаруженной, но совершала жрица ритуал далеко от заселенного мира на маленьких островах туманных океанов, которые изменились под влиянием Танатоса до неузнаваемости.

Когда это произошло, Сешафи не приняла Танатоса, она кинулась в бой, вооруженная лишь Лунным серпом и отсекла от хаотического создания часть, а всю свою магию использовала, чтобы оттолкнуть его обратно и закрыть разлом. Она была безумной, но осознавала, что Танатоса ей не победить никогда.

Произошедшее ослабило жрицу, Танатос разрушал ее магию, превращая в хаос – его стихию, но теперь, когда в ее руках был изумрудно-черный, не отражающий свет камень(часть Танатоса моментально затвердела после отсечения), издающий тихий скрежет, напоминающий тот, что был, когда только Танатос попал в этот мир, она предвкушала новые возможности и власть над смертью.

Не зная всего произошедшего, можно было бы счесть поступок Сешафи безумием, но то, что она сделала потом, было лишь частью ее новых планов: используя серп, жрица заменила свои внутренности камнем. Исход был неизвестен даже ей, но ожидания и предположения оказались верными, и потому Сешафи не погибла после совершенного. Камень заменил ей тело, лишь оболочка оставалась прежней, но теперь внешний вид ее не волновал(она была противоположностью прекрасных анка), а некоторые изменения даже нравились – ее искаженную энтропией сущность заметит каждый.

Она покинула остров, и направилась на поиски анка, чтобы отомстить им и доказать, что теперь ее сила превосходит их. Во время своего путешествия, Сешафи все так же поглощала знания и магию, взращивая в себе невиданную никому силу. Ее аура нарушала мировосприятие низших существ(в частности животных) и те, кто когда-то хотел ее убить, в страхе сбегал, что делало Сешафи самоуверенной. Слухи о необычном маге быстро разлетались по Сонариону, но никто так и не догадался, что произошло и откуда такая сила в этом мире. Соотнести все события воедино: скрежет небес, массовое безумие существ и обиженную жрицу было просто никем не возможно, даже анка, слыхавшие от торговцев о таком маге и подумать не могли, что именно Сешафи ищет их тайный город.


Так как Табирис оказался неприступным для Сешафи городом, она не могла найти анка, но давно уже знала, что они прячутся в пустынных вихрях, созданных Сардаром. Даже имея великую силу, бродить по пустыням можно было вечно, словно в лабиринте, поэтому жрица изменила свои планы, и обратилась к прошлому, чтобы найти Хуршида – некогда великого симурга, сияющего как само солнце и представляющего мощь армии Нюцзао.

На расколотом мире найти останки огромной птицы оказалось сложнее, чем предполагалось: Сешафи приходилось даже опускаться на дно Туманных океанов, что если бы кто узнал о подобном, то задался вопросом: почему она, имея подобную силу, совершает такие поступки? Но ее прошлое давно уже всеми забыто и только она, считая, что движима знаниями, на самом деле движима местью, которую только она и помнит.

Когда все части Хуршида были собраны(а ради некоторых даже приходилось убивать культы), Сешафи отколола кусок камня, что стал ее телом и с его помощью Хуршид ожил. Его душа уже давно сияла звездой в ночном небе и потому разум был чист, былой памяти не было, и огромная птица стала лишь марионеткой жрицы.

Возвращение Хуршида стало знаменательным для многих существ, и когда над небом Табириса засияло второе солнце, только потомки золотого дракона увидели его истинную сущность. Сардар тот час поднял пески ввысь, чтобы остановить Сешафи в исполнении ее мести, но под пламенем огненной птицы песок превращался в стекло и тысячи острых осколков обрушились на город. Еще никогда сплоченность анка и желание защитить то, что они хранили столько лет, не были столь сильны, как сейчас. Не только Сешафи приумножала свои знания все это время, не только она стремилась стать сильнее.

Какой бы сильной не была жрица, она была одна, и после того, как Хурашид пал, ее схватили. Используя магию Эльханы, анка смогли остановить Сешафи, но убить ее не смог никто, никакие виды магии не способны разрушить энтропическую энергию, которая уже давно стала частью жрицы, поэтому было решено заключить ее в пустыне, заперев навсегда глубоко в песках.

Гробница для Сешафи была построена Сардаром, песок закален его огненным дыханием, а замки на дверях зачарованы магией анка, каждый из них отдал часть своей магии, чтобы запереть неизвестную силу так далеко, насколько это возможно. Опрометчиво решать в одиночку судьбу такого явления как Сешафи, но никто не догадывался о том, с чем имеет дело.


Легенды о «странной» магии Сешафи до сих пор ходят по пустыне, ей приписывают всякие способности, которые не всегда даже соответствуют действительности, но наверняка она может все. Большинство пугают истории ней, кто-то даже помнит, что произошло, а те, кто в пустыне не так давно, лишь усмехаются и считают историю жрицы очередной байкой для запугивания.

Джаден, после возвращения в Сонарион, решила для себя найти гробницу Сешафи. Она ошибочно полагала, что ими движут общие цели – тяга к знаниям и главное, способность повелевать жизнью и смертью. Только Хорус знал, что затевает девушка, но он, так же как и она, лишь по легендам был наслышан о жрице и потому не препятствовал ей в поисках гробницы Сешафи.

Их поиски растянулись на несколько лет – Сардар постоянно сбивал птиц с пути, не давая даже приблизиться к месту заключения жрицы, так как помнил, на что она способна. Джаден и Хорус могли бы вечно искать дорогу, но, так же как и из разлома, из стен гробницы жрицы пронизывалась энтропия, с помощью которой Сешафи смогла найти единомышленника(как она сама убедила) в лице Джаден.

Избежать песков Сардара получилось с помощью Золотого Солнца. Сешафи, жившая в то время, когда был создан артефакт, рассказала все о нем, что еще больше убедило Джаден, что жрица ее союзница. Алый камень сбил бдительность дракона, который был лишь бастардом и потому не смог избежать изначальной магии, это позволило беспрепятственно попасть внутрь гробницы.

Зачарованные печати, что должны были сдерживать Сешафи, со временем стерлись и померкли(это и позволяло энтропии выходить наружу), потому жрица сочла, что Джаден сможет их разрушить, если энтропия полностью наполнит ее. Отдавшись власти Сешафи, был совершен обряд, при котором поток энтропии, обратившийся вихрем и направленный в обратную сторону, разрушил саркофаг изнутри, освободив жрицу от заключения.

Разлом печатей не остался незамеченным – все анка, что участвовали в заключении, почувствовали это, но никто из них не мог покинуть город, в этот раз они сожалели о своем заключении больше, чем когда либо.


Джаден больше не нужна была Сешафи, у жрицы быстро появились новые планы, в которые не входило обучение кого-то стороннего. Но опыт прошлого, в котором Сешафи была побеждена сплоченными анка, подсказывал, что в одиночку действовать нельзя. Используя свою новую ученицу, Сешафи начала изучать изменившийся за долгое время мир. Ходу событий очень мешало то, что Джаден хотела найти Хоруса, эта навязчивая идея могла испортить все планы жрицы. Когда девушка помогла добраться Сешафи до границы Солвейга, та напала на Джаден и убила ее, чтобы не было единственного свидетеля ее пребывания на севере. Солвейг был идеальным местом: поселения находились далеко друг от друга, а под снегами было захоронено множество воинов некогда сражавшихся у стен города Драконов. Жрица поднимала воинов из мертвых и собирала себе армию, так же она нападала на города и убивала жителей, чтобы потом возродить своими слугами.

Постепенно террор Сешафи дал неожиданный результат – жители приносить своих людей в жертву сами, чтобы уберечь деревню от полного уничтожения. Она не ожидала подобного, но подобные события оказались даже лучше, чем она предполагала: войско станет нескончаемым, приток будет бесконечным и люди сами этому способствуют. У нее появился свой тайный культ, где адепты разносили идею жертвоприношений по всему северу. Так Сешафи обрела желанных и покорных союзников.

Дальнейшими планами было оледенение всего континента Лунных королевств, что позволит создавать немертвых на всей доступной земле и в конечном итоге оживить главную цель – Золотого дракона, который находится на дне Лунного моря.

Сешафи не удалось убить Джаден, ее мнение на этот счет были ошибочными, и она недооценила девушку, которая уже успела совладать с энтропией, пронизывающей ее все это время.
Категория: Сонарийцы | Добавил: Klabiama (01.10.2017) | Автор: Джаден
Просмотров: 92 | Теги: Птица, История, Джаден, солвейг, Хорус, Сешафи, персонаж, жрица | Рейтинг: 5.0/1

Если вы нашли ошибку/опечатку в тексте, то можете сообщить о ней, оставив комментарий ниже.

Всего комментариев: 0

Оставьте свой комментарий

avatar

Поиск

Меню сайта

Профиль

Автостопщик



Здравствуйте, Гость. Пожалуйста зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы получить доступ к дополнительным разделам и функциям.

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Союз на