Информаторий

Главная » Статьи » Истории » Многоликий

Часть 2

Яркая звезда на глади мира все равно не давала покоя, это смертный, это человек, но в этой эпохе он оказался особенным для бога, это как долгий голод, после которого любая еда покажется необычайно прекрасной. Так и его тянуло к тому, что сияет ярче, чем обычно.

И голос, который тихим эхом отражается на зеркале Его мира. Он стал объектом человеческой любви, обычной, но в то же время способной на такие необычные вещи. Его любопытство и непредсказуемость судьбы завлекала, это было так же занимательно, как и игра с судьбами новых душ, которые он заманивает в этот мир.

«Как же прекрасен твой облик сейчас, как же спокойно мне рядом с Тобой...»

Снова маленькая комната, снова Шитара, которая сидела перед своими фигурками Многоликого и, покачиваясь из стороны в сторону, тихо напевала какие-то свои мотивы. Кругом было темно, только свечи освещали часть комнаты.

Многоликий черной тенью стоял позади и наслаждался исходящей от девушки энергией, мало того, что вера за это время не поубавилась, так еще ее настроение было приподнятым и не могло не быть незамеченным.

– Я ждала тебя. – Она взяла рядом с собой курительную палочку и зажгла о свечу, поставив в небольшую вазу напротив.

– Как ты узнала?

– Сила любви, как я полагаю. – Шитара даже не была удивлена, сказала, словно так было в действительности.

– Абсурд. – Фыркнул Многоликий.

– Но, тем не менее, я узнала, что ты здесь, даже не обернувшись.

– Да. – Ему пришлось согласиться с данным фактом. – Скучала?

– Ты ведь знаешь, что да.

– Риторический был вопрос, из приличия ради.

Шатара обернулась и протянула руку к Химу. Как только он ее коснулся, его образ снова стал как в первый раз.

– До сих пор не понимаю, как ты это делаешь. – Но, не дав ей ничего ответить, сразу же добавил. – Сила любви, да.

Он сел рядом с ней и стал смотреть на дым от палочек и огонь свечей.

– Интересно вот так вот было сидеть десять лет, да?

Но Шитара не ответила на этот вопрос, словно не слышала вовсе.

– Любовь ведь была все время, как появился мир. Она бывает разной: родителей к ребенку, женщины к мужчине, любовь к кумиру или идолу… Богу.

– Я знаю, все эти подвиги и жертвы, сопли и страдания. Знаю, знаю.

– И все же, ты не знаешь, как я чувствую тебя, как меняю.

– А сама-то знаешь?

Шитара засмеялась.

– Нет, не знаю КАК, но знаю почему. Ты ведь Многоликий, в разные времена тебя представляли по-разному, но всегда ли ты сам принимал этот облик?

Хим молчал, он не знал, что на это ответить, в ее словах была своя правда, над которой он не задумывался.

– Будучи богом, ты недооцениваешь эти чувства, играешь с ними, связываешь людей. Не так ли? Я видела их, по твоей воле оказавшихся в этом мире, вовлеченных в твою игру. И если ты попробуешь их разлучить, то вряд ли что-то выйдет. Смешно думать о таком, что любовь может разрушить божий замысел, но посмотрим. Я думаю, что сможет, насколько бы сильно я не верила в твои возможности.

– Самоуверенно. Я столько видел, в отличие от тебя, столько жизней и столько распадов этой хваленой любви, поэтому твои речи меня забавят.

– Неужели среди тех, кого ты поглощал, не было влюбленных, ты не чувствовал их рвение, не чувствуешь сейчас?

– Это интимный вопрос, я сам разберусь с теми, кого поглотил, но допустим, что я тебя понял и что дальше?

– На что способен влюбленный бог?

– Я не человек, подобные чувства мне чужды, я не нуждаюсь в этом.

– Но нуждаешься в развлечении себя путем интриг и игр со смертными?

– Ты меня сводишь с ума! Что хочу, то и делаю, не тебе меня учить.

– Я не учу, я просто разговариваю, делюсь информацией. – Шитара была спокойна, она никак не реагировала на то, что Хим может язвить или пытаться вывести из себя. – К слову, я ни с кем так не разговариваю, даже в этом ты особенный для меня.

– Я полагаю, что те, кто называет тебя сумасшедшей, правы. – Хим выдохнул, такие разговоры его действительно утомляли, обычно смертные проще в общении, а такого рода людей он избегает, хотя в этот раз ему не хотелось сбежать. Он ждал момента, когда сможет коснуться анахаты, поглотить то, что принадлежит ему.

– Очень жаль, что ты так считаешь. – Девушка поникла. – Я избегаю людей, потому что они не могут меня понять, вешают свои ярлыки и относятся предвзято. Но отсутствие контактов с ними меня не так беспокоит, как то, что я могу вдруг перестать общаться с тобой.

Ее вера пошатнулась, ее надежды, кажется, начали рушиться, а этого Многоликий не хотел и снова винил себя в своей дурости. Терять возможность получения такого источника веры он не хотел однозначно, поэтому пришлось быстро  менять план действий.

– Даже если ты такая, то разве это что-то меняет?

– Что бы оно могло изменить, если ты и так считаешь меня сумасшедшей.

– Ты немного не в себе, но я тебя видел такой всегда и… И я до сих пор здесь, думаю, что это хорошее доказательство того, что мне все же интересно. – Хим наклонился к собеседнице и уперся рукой в пол за ее спиной. – По-моему, аргумент как раз в твоем стиле.

– Вполне. – Она обернулась к Многоликому, еще чуть-чуть и могла бы коснуться его губами, но ждала, пока он сам это сделает.

Его не интересовало ее лицо, ему было нужно только дотронуться до середины груди, чтобы получить желаемое, но он знал правила, по которым играют люди в любовь между собой.

– Кстати, я вот подумал, что вполне смогу исполнить еще одно твое желание. Последнее в твоей жизни, как ты на это смотришь?

Шитара ничего не сказала, она приподнялась и впилась страстным поцелуем, это Многоликий счел как согласие с его предложением. И он лишь в очередной раз убедился, что эта девушка не в себе, хотя всяко лучше тех, которые во имя его ложились на жертвенный стол, причем, таким образом, он не получал от них ровным счетом ничего.

Он обнял ее за талию и медленно опустил на пол, где был постелен яркий ковер. Сказать, что бог мог быть хорошим любовником нельзя, он все же руководствовался только тем, что знал о людях, а больше всего он знал о людях то, как их раздражать и докучать. Но в случае с Шитарой было гораздо легче, так как она никогда не была с мужчиной, а ее безумная любовь заставляла изнывать от удовольствия при каждом прикосновении. Девушка обхватила его тело ногами, руками гладила мягкие и словно настоящие волосы Многоликого. Он был всего лишь иллюзией, но такой приятной и желанной, что не страшна даже смерть.

Целуя шею и спускаясь ниже,  Хим коснулся вишудхи – третьей чакры девушки, он полностью стал уверен, что все, что она делает – не дурман, а осознанный выбор и она готова к любым его предложениям. От заветной анахаты его отделяла лишь одежда, поэтому он приподнялся и, взяв за край ткани, стянул с девушки верхнюю одежду. У Многоликого предстоял выбор: играть в человека и продолжать ублажать смертную или забрать все силы и больше не возвращаться в этот дом. Но он дал обещание на исполнение желания, а оно было не просто ее раздеть.

Люди такие нежные и хрупкие, их так было легко сломить, так легко забрать жизнь, в этом Хим преуспевал, ему определенно нравилась такая власть и такое превосходство, тем более, что он не был выдающимся среди себе подобных, а тут он был всемогущим и превосходным. Приложив руку к груди Шитары, он увидел, как в ее глаза появился страх, но он не собирался сейчас ничего делать, лишь посмотреть ее реакцию, убедившись, что она все-таки его боится. 

– Любимым ведь доверяют. – Его хищная улыбка не внушала доверия, но все же, он опустил руки ниже, оставив Шитару в живых. Чакра манипура была ярко выражена и излучала противную богу позитивную энергию, но что еще ожидать от человека, который большую часть жизни прожил в неведении и многих неприятных вещей попросту не знает. В последствии все равно черная энергия Многоликого повлияет на нее и станет не так тошно ее касаться.

Свадхистана и муладхара были уже недоступны обычными прикосновениями, этими двумя чакрами люди чаще всего и взаимодействовали между собой, что бог считал, конечно же глупым. От того у людей и были проблемы в общении между собой, что только и могли дотронуться до первых чакр, забыв о других. Хотя, они, собственно, и не знали о существовании других и тем более о подобном взаимодействии.

Шитара отдавалась как последняя жертвенница, ее бросало то в жар, то в холод, но все ее ощущения были полны любви и нежности, даже, несмотря на то, что жить ей оставалось не долго. Любое движение и прикосновение разжигали страсть, а вместе с этим и веру, которую Хим так сильно желал. Целовал грудь, гладил спину и нежился в исходящей энергии словно кот.

И вот он был позади нее, уже изрядно удрученный и собирающийся покончить с этой игрой. Бог положил на спину девушки руку, она послушно замерла. Он знал, что она хотела бы что-нибудь да сказать, но не нашла в этом смысла, поэтому лишь осторожно прогнулась под ладонью и подалась назад к его телу. Рука почернела, стала похожей скорее на лапу, готовая вонзить свои когти в жертву. Хим сомневался, ему было приятно быть рядом, получая эту энергию постоянно, а забрав все сейчас разом, обрекал себя на долгий голод, надеясь на случай, когда в мире объявится еще одна сумасшедшая подобная Шитаре. А вероятность такого крайне мала.

Многоликий прислонился своей грудью к ее спине и уперся руками в пол.

– Знаешь, я придумал другой план, в котором ты мне нужна живой. – Он сказал это на ухо девушке и хитро улыбнулся, ожидая ее реакции.

– Мммм… Как интересно. – Шитара постаралась изобразить удивление, но куда ей до попыток обмануть собственного бога.

– Да как ты можешь знать?! – Хим резко вскочил и схватил ее за плечи, вжав в пол. – Ты ведьма.

– Я тебе не говорила, что люблю грубых парней? – Шитаре явно понравился ход Многоликого, от таких манипуляций она только больше возбуждалась.

– В таких ситуациях часто припоминают мое имя, поэтому не знаю, как быть мне в данной ситуации, но все равно скажу «О боже!» – Он отпустил девушку. –Если бы не вишудха, я бы счел тебя пьяной или под дурманом.

– Раз уж ты решил меня оставить, то уделишь мне еще внимания? Я бы не отказалась от продолжения. – Шитара поднялась и прильнула спиной с Химу.

– Неугомонная. Пока я тут тебя развлекаю, в мире могут происходить куда более интересные события, например, интриги у знати из Килиана.

Многоликий мог бы просто исчезнуть, если бы захотел, не церемониться и не вести долгие разговоры, но сам для себя искал причины остаться, а причина была – вера, с источником которой он чувствовал себя просто прекрасно. Шитара уже поняла, что ее планы и желания начинают воплощаться в реальности и бог этого мира находится под ее чарами. Хотя в ее действиях не было никакой магии, только особый подход и женская чуткость.

– Одна ночь или один день для Многоликого – не так уж и много в его бессмертной жизни, не так ли?

– Я же сказал, не называй ты меня так или я тебя буду называть смертной все время!

– Хорошо, хорошо, как скажешь… – Тихо промурчала Шитара и приласкалась к Химу. – Так ты остаешься?

– Остаюсь, – Он взял девушку сзади за шею и опустил к полу. – Пока что.

 Казалось, что у Шитары силы не закончатся никогда, она нежилась и наслаждалась происходящим, словно они только начали, но к счастью бога, к утру все-таки она отпустила его. Многоликий оставил ее спящую на полу и просто исчез, вернувшись в свою бескрайнюю тьму, обдумывая то, что он натворил.

Категория: Многоликий | Добавил: Klabiama (24.08.2016) | Автор: Джаден
Просмотров: 214 | Теги: бог, Вера, История, Многоликий, Шитара, соавторство, альтера | Рейтинг: 5.0/1

Если вы нашли ошибку/опечатку в тексте, то можете сообщить о ней, оставив комментарий ниже.

Всего комментариев: 0

Оставьте свой комментарий

avatar

Поиск

Меню сайта

Профиль

Автостопщик



Здравствуйте, Гость. Пожалуйста зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы получить доступ к дополнительным разделам и функциям.

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Союз на