Информаторий

Главная » Статьи » Истории » Эон

Глава 2 | Часть 2

После великих потрясений и катастроф жизнь имеет привычку возвращаться в реальное русло.

Иногда человек просто не может справиться с тем шквалом, который обрушивает на него Вселенная, и он спасается от горя, потерь, тяжелых сражений в категоричных умозаключениях, к которым, как ему кажется, приходит только он один. Так люди спасаются от переживаний, которые могут их сломать. Утопая в открытиях, которые, как им кажется, могли бы потрясти весь мир, они выживают, и в этом нет ничего плохого, ничего зазорного.

Пусть по строению Джайна и была андроидом, по духу она была во многом похожа на человека. А потому спасалась, как и все люди.

Жизнь рано или поздно входит в колею, и все поражающие ум открытия, все это просто в конечном счете сходит куда-то на нет.

Людям кажется, что после чего-то, сломавшего их жизнь, они должны прийти к какой-то важной, умной мысли, которая перевернула бы все на свете. Они просто не могут смириться с тем, что подобные события не будут иметь значимого конца. Иногда они, правда, имеют такой конец… Но чаще – нет.

Когда страсти улеглись, Джайна пришла к выводу, что жизнь все-таки, она везде одинаковая. Обостренные ощущения, мобилизованные на самый максимум в ответственный момент, они притупились, когда нужда в этом отпала. Интриги, заговоры, повседневная рутина, склоки и радости, они крутились и вились и на Атирии, и здесь, на Целебрилии.

Разве что на первой она хотя бы чувствовала какую-то определенность, принадлежность к чему-то большему, пусть и не слишком дружелюбному, но что направляло и знало решения всех ситуаций на свете. Совсем как Скотт.

Сейчас же она оказалась в океане внешнего мира, от которого длительное время была оторвана и в который погрузилась спонтанно, непредвиденно, от чего ей пришлось адаптироваться быстрее, чем многим другим. Она словно чувствовала на глазах плотную повязку, словно весь механизм, отвечавший за то, чтобы она могла видеть, разом отключился, и теперь у Джайны оставались только руки, которыми она беспомощно шарила в чужой и противной темноте.

Но если бы она была совсем одна, то, наверное, впала бы в то состояние, которое можно назвать сумасшествием. Пока с ней был F2, беспокоиться можно было немножко меньше и знать, что какие-то вопросы он решит. Какие-то, но не все.

Джайна постепенно училась самостоятельно принимать решения и быть большой девочкой, не похожей на ту, какой ее видел Скотт в последний раз.

Что ей нравилось в F2, что он не делал ей никаких поблажек, как Скотт, относясь к ней, как и к любому другому разумному существу. Да, сначала Джайну в самом начале их знакомства такое отношение зацепило, но потом она научилась принимать это с благодарностью. Потому что ей давали возможность самостоятельно делать первые шаги. И в то же время, несмотря на отсутствие какой-то снисходительности в ее адрес, отношения между ними значительно укрепились с того момента, когда они встретились впервые. Кажется, он уже не воспринимал ее как обузу и даже научился считаться с ней. Джайну это притягивало, потому что каждому, абсолютно каждому хочется, чтобы его оценили по достоинству. Чтобы с ним обращались, как с равным.

А еще – но, возможно, ей это только казалось – F2 тоже постепенно начал нуждаться в ней так же, как и она в нем. Они учились взаимодействовать. Не пытаться изменять друг друга, что заняло бы куда больше времени (нерационально распределять ресурсы – это F2 раздражало больше всего), а просто принимать такими, какие они есть. Жить с этим и исходить из этого. Конечно, получалось далеко не всегда и, конечно, не с первого раза. Но что-то получалось.

Взаимодействие – ключевой фактор развития общества и любых межличностных отношений. Взаимодействие, при котором можно достичь сотрудничества и существенных результатов, – лучший показатель прогресса.

Поэтому когда F2 сообщил Джайне о том, что ему нужно подключиться с ней снова, она просто сдержанно выслушала его. Нужно так нужно. Он говорил что-то о зашифрованном узле и о том, что это связано с тем сообщением, которое передал для нее Скотт. При упоминании Скотта в Джайне шевельнулся горький ком, всего лишь на какую-то долю секунды, на самый отвратительный миг ей стало очень тошно, и она словно вернулась в тот день, когда узнала, что его больше нет. Воспоминание так ярко мелькнуло перед глазами, что Джайна чуть не пошатнулась. Но потом она взяла себя в руки. Сказала себе: да, он погиб. Но какое отношение это имеет к делу прямо сейчас? Никакого. В расчет нужно брать только те факты, которые имеют значение для задачи, поставленной перед тобой в настоящий момент. Все остальное сильно перегружает систему.

Так сказал бы и так говорил F2. В самые тяжелые минуты Джайна пыталась мыслить как он. Представлять его на своем месте. Что бы он сделал. Что бы сказал на ее месте. Она не совсем знала, зачем это делает. Может быть, старалась быть на него похожей, чтобы заслужить некоторое его уважение, чтобы он увидел, что она способна учиться, чтобы воспринимал… Чтобы, в общем, можно было заслужить от него одобрение, словно от Скотта. Нет Скотта – есть F2, есть другая сильная личность, до которой стоит тянуться. Может быть, она просто верно или неверно переняла новую модель поведения. Может, просто пыталась сбежать от чего-то.

А на самом деле она заглушала так свое горе, пыталась отвлечься. Так как если у тебя не хватает сил, найди их в другом человеке, ну, в данном случае, роботе, воздвинь его на определенную высоту и пытайся ровняться. Когда внутри пустота, ее нужно чем-то заполнять.

Неумело, но Джайна пыталась заполнять ее F2. Из одной крайности она бросалась в другую, наступая на спрятанные мины, но, может, стоило подорваться на них всех, но пройти все поле целиком и, достигнув другого края, наконец-то понять, как именно нужно поступать.

Что касалось F2, он не замечал всех этих терзаний Джайны, а просто пытался понять, как им следует поступить дальше. С Атирией было покончено, но теперь необходимо было расшифровать заблокированный узел, который находился в Джайне. Бортовой компьютер с «Цереры» любезно предоставил коды дешифровки, F2 помнил, что ему пришлось отказаться от некоторых данных, чтобы загрузить их в себя. Наверное, первый раз на его практике, когда он делал что-то, что, в общем-то, его касалось несильно.

Но в случае с Джайной большой вес имело сразу несколько причин. Во-первых, F2 имел достаточные основания полагать, что данные, содержащиеся в Джайне, имеет непростую природу. Как, собственно, и сама Джайна. Он сопоставлял ее характеристики со всем остальным, что видел ранее, и не находил аналогов. Джайна была андроидом нового поколения, если ее можно так назвать. Едва ли таких запустили в массовое производство. Новые разработки? Экспериментальный образец? Плод труда целой роботостроительной корпорации или одного недопонятого гения? Все имело место быть. И информация, которая могла скрываться в Джайне, если бы она попала в руки не тех разумных существ… Не то чтобы F2 считал себя тем самым разумным существом, которому она как раз и предназначалась, но он знал кое-что абсолютно точно: в нем напрочь отсутствовали такие человеческие характеристики, как алчность и загребущие руки. Ему просто было все равно на эти моменты, а значит, для Джайны он опасности не представлял.

Во-вторых, абсолютно все, что бы там не содержалось, могло сдвинуть дело с мертвой точки. Задать направление, если там содержатся какие-то координаты, обозначить область, с которой им следовало бы начать. В-третьих, своего рода ответственность и непонятная привязанность, которые уже успели зародиться в нем по отношению к андроиду. F2 обещал себе во всем этом разобраться, но так и не дошел до этого, все время находя более не отложные для решения задачи. В-четвертых, это даже нечестно по отношению к самой Джайне, скрывать от нее что-то. То, что этот Скотт много чего недоговаривал ей, F2 понять уже успел. На самом деле он не совсем понимал собственного отношения к этому человеку, он заметно настораживал робота и даже в чем-то ему не нравились его действия, хотя он их и понимал… Нет, то, что он подключился к Джайне в первый раз, как-то не очень хорошо сказалось на нем.

Отсюда как раз и вытекала пятая причина, о которой F2 ни за что бы не сказал никому, особенно той же Джайне. Он хотел снова подключиться к ней. Все эти эмоции, все эти ее характеристики, очень хитроумно прописанные, вероятно, тем же Скоттом… Они вызвали в нем сильный дисбаланс, хотя и дали ответы на многие вопросы. Он словно увидел мир по-иному. И ему это понравилось. После подключения к Джайне он узнал иные возможности… И ему хотелось хотя бы ненадолго обладать ими заново, потому что без них (а уж в этом он даже себе-то не особо хотел признаваться) мир порой казался до неприятного тусклым. И он ничего не мог с этим поделать.

Они встретили его как почти позабытого друга. Будто не веря, что он придет еще раз. Но как будто снова ждали его. F2 полагал, что при наличии определенного опыта в этот раз справиться с ними ему будет гораздо легче. Но он здорово ошибся и понял это в тот момент, когда они гурьбой снесли его, сбили с ног и радостно налепились сгустками всех цветов, раздирая на части и требуя к себе внимание. F2 попытался спокойно размышлять про себя о том, что он пришел по делу, да, он рад их присутствию, но сейчас ему немного не до этого. И в то же время он испытывал – да, наконец-то испытывал, а не переводил на человеческое понимание свои эмоциональные состояния вроде определенного удовлетворения – самую настоящую радость от того, что его не забыли. Что его ждали и хотели, чтобы он вернулся. Им, казалось, было все равно на все его цели и задачи. Он требовался им здесь и сейчас. И, как в прошлый раз, ему пришлось сдаться, правда, сейчас F2 скорее сделал вид, что сдался. Он просто позволил этому нескончаемому потоку пронестись через себя снова, прочувствовать каждую эмоцию, пропустить через себя и снова увидеть мир, который вдруг заиграл десятками новых красок, мир, который… Правильный? Он даже испугался этой идеи, но она не успела надолго задержаться в нем. Эмоции лихорадочно пробегали в нем, рождая сиюминутные мысли, желания, потребности и тут же забирая их с собой. Он сдавался им и под их давлением желал остаться с ними, но то был только порыв, продиктованный соприкосновением с ними.

Когда F2 немного освоился, он снова начал почти по-хозяйски двигаться в этом бурном потоке, активировал ключи дешифровки и приступил к разблокированию того самого загадочного узла, который заинтересовал его еще в прошлый раз.

Перед ним сверху вниз забежали данные – огромное количество данных, которое F2 схватывал и фиксировал в своей памяти. Сейчас он снова будто бы стал самим собой. Пропускал через себя информацию, беспристрастно, по делу оценивая ее, не задавая вопросов, просто делая пометки, запоминание все, чтобы потом уже отфильтровать и оставить самое важное. Так он думал.

Когда он только-только начал свое повторное погружение в Джайну, F2 казалось, что он будет готов абсолютно ко всему. Если в самом начале ему удавалось сохранять деловую отстраненность, то потом, когда перед ним побежала самая суть… Если бы у F2 были глаза, они непременно расширились бы, но так как расширяться было нечему, то он просто удивился. Очень, очень и очень сильно удивился, насколько это мог сделать дроид, относящийся к его типу.

Однако и это не было пределом. В конечном итоге внутри него самого раздался совершенно алогичный возглас: «Что?»

Он видел все, что касалось разработок ее тела. Проглотил все данные, схемы, параметры и показатели. Но когда пошли данные о… Даже он не смог сдержать его (ее) эмоций. Он точно не ожидал этого увидеть. Но прочитал все до конца, потому что не в его правилах было уходить от информации. Факты и факты. Принять и действовать в соответствии с ними. И все-таки F2 оказался не готов к тому, что перед ним открылось.

Бессмертие. Та самая формула, над которой человечество, да и другие разумные расы бились веками. То, за что они готовы были бы отвалить немыслимые богатства и положить перед этим доходы от целых корпораций, даже продать самое ценное – секрет источников энергии… Все это содержалось здесь. В ней. И открылось ему, совершенно отрешенному и незаинтересованному лицу.

Он запоминал самые главные тезисы. «Первый и самый большой шаг к пути к превознесению». Энергию потребляли путем получения «из воздуха». Заданное условие: все вокруг состоит из одинакового вещества. Поставленная задача: приспособиться к его потреблению. Заданное условие: Джайна – часть мира на энергетическом уровне. Поставленная задача: посредством бессмертной жизни получить полное объединение на уровне сознания. Поставленная задача: остерегаться эноидов.

Даже не так. Это будто бы было усилено в несколько раз с помощью специальных кодов. Окружено знаками, сигнализирующими опасность. О-С-Т-Е-Р-Е-Г-А-Т-Ь-С-Я Э-Н-О-И-Д-О-В.

В этот момент F2 очень яро согласился со Скоттом Альбертом (а робот уже выяснил, вернее, проверил ту информацию, что предположил еще давно, что, скорее всего, именно тот самый Скотт, который незримо присутствовал третьим лишним рядом с ними, и приложил руку к созданию Джайны), потому что не понаслышке знал, кто такие эноиды. Ему приходилось сражаться с ними. И вердикт был однозначен – боя избегать.

Эониды были расой киборгов, что появилась и проживала в малоисследованном Рукаве Центавра галактики Млечный Путь, на планете Эрея-3. Из-за своей агрессивной политики, что и вполне логично, с основным миром они имели крайне мало контактов. Оттого и казались скрытными и таинственными существами. Но кое-что об их природе было известно, а кое о чем можно было и легко догадаться. Из-за своего происхождения они ставили свою расу выше остальных и свято охраняли свои знания и разработки. Специфичный язык, отказ принятия межгалактического языка как основного на своем скоплении планет, а потому вести переговоры без портативного переводчика с ними невозможно. В своей архитектуре эониды использовали монументализм, рьяно чтя свой же народ, что отражалось на всем, что они создавали: мрачные здания, пустые улицы, быт планеты, он оставался загадкой, но все, как и F2, знали, что он кардинально отличается от привычного на Церебрилии устоя. Это была вся информация, которой он владел. Но это мало относилось к делу. Однако было еще кое-что, то самое, от чего предостережение Скотта выглядело совсем не лишенным логики.

Представители эонидов жили максимально долго, и этому вполне могли бы позавидовать все остальные живые существа… Но даже они не бессмертны. А Джайна… Джайна была для таких просто лакомым кусочком. Почему-то именно в этот момент F2 захотелось… Лязгнуть хоть чем-нибудь. Хорошую же жизнь ты оставил своему созданию, Скотт Альберт. Неудивительно, что Джайна так терялась в самых простых вещах, ты же просто ей ничего не сообщил.

Однако чем дальше F2 продирался в данных, заблокированных от всего мира ранее, тем сильнее он пытался убедить себя в том, что привести его в удивленное состояние больше нечему. И каждый раз триумфально ошибался.

На это он набрел совершенно случайно, может быть, даже сразу и не обратил бы внимание, но тем не менее зацепился и рассмотрел поближе. А когда рассмотрел, то почувствовал… Что-то, что даже вдруг почти напуганные и почти присмиревшие эмоции Джайны не смогли описать и разложить по полочкам.

Потому что в спящем режиме перед ним предстал загруженный интеллект и сознание Скотта Альберта. Активировать его для F2 не составило бы никакого труда, что он и осуществил с потаенным… Злорадством?

Да, пожалуй, что именно с ним, потому что, как оказалось, есть довольно много вещей, которые он, F2, мог рассказать Скотту Альберту. Им определенно было о чем потолковать. Без ужимок и прикрас, сразу же перейдя к сути дела.

Пока сознание Скотта активировалось, в голове F2 крутился вопрос, на который, в общем-то, не требовалось ответа: как так оказалось, что таинственный Скотт, который все это время как будто был с ними, тот самый Скотт, который оказался погибшим… Тот самый Скотт, пусть и не в своей прямой оболочке, но он все это время находился здесь. Находился здесь и спал, когда Джайна находилась одна, нуждалась в помощи, ее разрывало от горя и так получилось, что только он, F2, смог как-то ей помочь, хотя совершенно был для этого не приспособлен. О да, ему определенно было что сказать Скотту Альберту.

Активация загруженного интеллекта и сознания Скотта Альберта закончилась, и потому F2 церемониться не стал и сразу пошел с места в карьер.

– Меня зовут F2. Для начала меня интересует причина утайки от Джайны ее сущности.

Наверное, Скотт мог бы похлопать глазами, будь он в своем теле. Но F2 не дал ему времени для раскачки, не особо изменяя себе. Эмоции Джайны, которые раньше бы точно этого не одобрили, сегодня словно были с ним солидарны.

– Кто вы… Ты… Сколько прошло времени? – его голос казался слегка хрипловатым. Словно бы не до конца проснувшимся. И устало удивленным.

– В общей сложности две недели, – хладнокровно сообщил F2. – Меня интересует ответ на поставленный вопрос.

– Где Джайна? – Скотт уже смог собраться с мыслями и тут же насторожился тому, что в Джайне околачивается посторонний искусственный интеллект.

– Находится в гибернации, она позволила мне встать на ее место.

– Она в безо…

– Относительной.

– Ты…

– Считаю ее своим союзником. Других у нее не осталось, – он не знал, зачем сказал последнюю фразу. Словно хотел упрекнуть его. Кажется, Скотт уловил это.

– Прямая постановка вопроса и резкие ответы. Ты ведь не человеческое создание, ты определенно принадлежишь к роботам. Полагаю, пока меня не было, произошло довольное многое.

– То есть ты осознаешь, что умер? – это F2 переспросил почти с недоверием. Обычно люди так спокойно… Не реагируют, рассуждая о собственной смерти. А если Скотт Альберт пребывал в иллюзиях относительно собственного состояния, то долгом F2 было как можно скорее их развеять.

– Да, осознаю, раз произошел контакт с это версией… Значит, живого меня уже нет. И все-таки… Чего я не планировал, так это подключать Джайну к другому искусственного интеллекту, а уж тем более замещение…

– Ты в курсе, что она пережила или мне стоит просветить? – хладнокровно перебил F2 все рассуждения Скотта, которые не имели к делу никакого отношения. А может, еще ему что-то не понравилось в самом этом человеке. Джайна горевала так, что это даже ему было заметно со стороны, а Скотт, кажется, выглядел спокойным и беспокоился только за практическую сторону дела. Раньше F2 бы это понял, но сейчас даже для него это было как-то… Не по-человечески.

– Да, я могу считывать всю память Джайны как открытую книгу. Собственно, это сейчас и делаю. Так… – он был задумчив. Определенно. Но не испытывал никаких эмоций. Некоторое время прошло в полном молчании, F2 просто релаксировал внутри Джайны, будучи облепленным ее эмоциями, а Скотт в это время восстанавливал картину прошедших событий. – Кажется, я понимаю… Или не совсем понимаю. Но полагаю, ты во всем винишь меня?

– Да.

Обычно в таких ситуациях люди бы промолчали, с тяжелым взглядом уставившись в пол. Но F2 были чужды все эти тонкости. Слишком чужды, поэтому он мог спокойно сказать об этом в лицо.

– Несколько странно для робота винить кого-то. Образование межличностной связи у боевого дроида… Хм, интересно. Я догадываюсь, что ты думаешь. Я совсем тебя не знаю, но вижу, ты уже успел по-своему привязаться к Джайне. Это… Хорошо, – Скотт как будто, наконец, понял, что F2 находится примерно в таком состоянии, что мог бы сейчас заехать ему сейчас чем-нибудь тяжелым по голове для профилактики, будь это возможно. – Я не хотел для нее такого исхода. Не хотел оставлять ее одну. Она не завершена.

– Однако вышло, что вышло, – сухо сказал F2. – И из-за утайки информации ей пришлось довольно трудно. Как и мне, собственно. Мы бы потратили меньше времени, если бы все знали заранее.

– Да, возможно… Это мое упущение. Но она была не готова все это узнать… Тогда.

– К твоей смерти она тоже оказалась не готова.

– Все никак не пойму твои мотивы и то, почему именно ты обвиняешь меня, но хорошо, – наверное, Скотт почти грустно улыбнулся, – перейдем к делу. Так понимаю, тебе уже известна вся информация, касающаяся разработок тела Джайны, секрет бессмертия, содержащийся в ней, и угроза, исходящая от эноидов?

– Да, известно.

– Ты должен понимать: Джайна не завершена. И это опасно.

– Есть кто-то, кто может ее завершить?

– Да, есть, – ответил Скотт, – в целой галактике я не знаю никого, кто заслуживал бы такого доверия. Джайну нужно доставить к ним, они помогут. Но необходимо уберечь ее от эноидов.

– Это я знаю, – сейчас, когда эмоции вроде бы поутихли (что уже звучало странно и до невозможного нелогично), дроид начал даже испытывать определенную долю уважения к Скотту Альберту. Это был самый спокойный (пусть и мертвый) человек из всех, кого он встречал. Правда, и наиболее… Наверное, сдвинутый из всех им встречаемых.

– Я знаю, что просить тебя об этом… Просить тебя о великом одолжении. Мне не известно, как так вышло, что ты прикипел к Джайне, но, думаю, и ты, и я понимаем, что кроме тебя у нее никого не осталось. И одна она не справится. Ей нужна помощь. Я прошу тебя: доставь Джайну на Иош. Потому что ее необходимо…

– Это я и так сделаю без любых просьб, – оборвал его F2. – Мне нужны координаты.

– Увы, я не могу дать точных координат. Они не были известны мне при жизни, они не загружены в меня после смерти. Все, что могу сказать, что на этой планете обитают люди, которых я называю провидцами. Иош – небольшая планета вдали от цивилизации. Вам придется добираться туда самостоятельно.

– Хорошо, доберемся, – больше всего F2 раздражало, когда к простейшей информации не открывался мгновенный доступ. Однако он решил не заострять на этом внимание: координаты они могут найти и в многочисленных информационных отделах, если их не даст простой выход в сеть.

– Я не знаю, как мне отблагодарить тебя, – задумчиво произнес Скотт. – Я даже не знаю тебя и не уверен до конца, можно ли тебе доверять. Я вручаю в твои руки открытие, способное перевернуть мир, и не могу ручаться, что ты доставишь его к нужным людям. Однако другого, кого я бы мог попросить о помощи, у меня нет. Я впервые оказался в безвыходном положении.

– Я доставлю Джайну на Иош, у меня все равно нет какой-то конкретной цели, – прослушав это лирическое отступление, F2 предпочел перейти сразу к делу, потому что все-таки чего он не любил, так это вот таких размусоливаний.

– Да, отчасти это объясняет… Хотя мне все равно до конца непонятно, что тобой движет. Хорошо. Полагаю, ты уходишь. Пожалуйста, когда Джайна выйдет из состояния гибернации. Расскажи ей все. И передай, что я… Я горжусь ей. И действительно сожалею, что все так вышло. Меньше всего на свете я хотел бы оставить ее одну.

На этот раз F2 ничего не сказал и молча покинул Джайну, даже не попрощавшись со Скоттом Альбертом. Отключившись от андроида, он подождал, пока произойдет перезагрузка системы и Джайна снова окажется на своем привычном месте.

А она… А она зажала рот ладонью: глупо, по-человечески, порывисто. Зажала рот ладонью, а из глаз по совершенным щекам потекли тонкие струйки слез, когда F2 бесстрастно начал рассказывать о том, на что ему удалось набрести в ее теле. Когда он сказал, что разговаривал с загруженной в нее оцифрованной версией Скотта, Джайна заплакала. Кажется, что только одно это имя было способно выбить ее из колеи – вернуть все то, что она так отчаянно пыталась похоронить в себе, то, с чем училась жить дальше.

Раз – и спали все барьеры.

Два – и самовнушение, ориентация на поведение F2 уже не помогает.

Дроид какое-то время продолжал говорить, пока не убедился окончательно: Джайна не слышит его. Он говорил о ее бессмертии, о том, что она представляет из себя, о каких-то технических характеристиках – она не слышала ничего, он почти видел, что перед ее взглядом словно бы бежит бесконечная электронная надпись из ярко-красных, точно сигнал опасности, букв: Скотт. И в этот момент раздражение в нем почему-то достигло наивысшей точки, взлетело на тот уровень, на котором находиться было не должно, раздражение – от того, что она готова провалить все их планы, готова упустить все важные детали и, совершенно не сосредотачиваясь на задаче, что она должна выполнять, Джайна лишь глупо плачет, вновь становясь беспомощной… И хуже любой человеческой особи.

Он ничего не сказал ей ободряющего, хотя в этот раз, пожалуй, и мог, он никак ее не утешил, он просто ждал, пока она перестанет проявлять такие ненужные и лишние эмоции, а внутри копилось что-то неприятное, и как будто бы в этом была даже своеобразная радость – смотреть, как что-то может выбить ее из колеи, смотреть и ничего не делать, и бессилие – от того, что на самом деле она даже не замечает всего того, что он уже успел обдумать. Было в этом что-то странное и непонятное, F2 жутко не хотелось анализировать это, потому что оно почему-то мешало конструктивной работе.

А Джайна… Джайна просто оплакивала Скотта Альберта во второй раз. И здесь было вновь пережитое горе, и радость от его внезапного обнаружения. Джайна оплакивала… И в конечном итоге порыв, обрушившийся на нее, прошел так же внезапно, как и начался.

Она снова стала Джайной, которая появилась в результате всех этих событий, а он – F2, каким был и какой есть всегда.

– Так Скотт жив? – спросила Джайна, когда смогла более-менее успокоиться. Похоже, именно этот вопрос волновал ее больше всего.

– Не совсем, я имел дело только с его оцифрованным сознанием, – сообщил F2, все еще пребывая в достаточно неоднозначном состоянии.

– Хотя бы так… – прошептала Джайна, внутри которой всколыхнулась радость и в то же время (чего она старалась не замечать) в ней на секунду промелькнуло странное такое чувство, как будто, будто… Появление Скотта сейчас было не совсем кстати. – Так что он говорил?

Она действительно не слышала его. Абсолютно. Впрочем, F2 ничего не сказал и лишь повторил все: сухо, в точности передавая то, что сказал ему Скотт, что ему удалось узнать в ее базе данных, опуская только обвинение им Скотта и – с не особо сильным желанием – произнося последние слова Скотта о том, что он сожалеет.

– Если… Если бы я только могла сказать ему, что не виню его, – а он винил. – И подожди… Бессмертие, ты говорил о… И снова F2 бесстрастно повторил всю ту информацию, что мог вычленить из ее внутренней памяти. Джайна повторно зажала рот ладонью: но теперь уже от удивления.

– О… – только и смогла произнести она. А потом как будто бы пошатнулась от осознания того, кем же она является. Джайна никогда не считала себя кем-то особенным. Даже более – она никогда не задумывалась о собственной роли в окружающем мире, целиком и полностью полагаясь на Скотта и зная, что именно Скотт решит все, в том числе определит ее место в этой Вселенной. Впервые вопросы самоопределения начали зарождаться в ней только, когда Джайна попала на Атирию – в маленький социум со своими ролями и устоявшимися взаимоотношениями. Тогда, посмотрев на то, как взаимодействуют другие люди, она тоже задалась вопросом, что же из себя представляет. Как следствие – ей овладело понятное желание представлять из себя больше, кем она являлась в глазах остальных. Так и получилось, правда, потом это повлекло за собой неприятные последствия и ухудшение всех взаимоотношений с окружающими, но опыт есть опыт. И даже такой, горький и негативный, Джайна получила.

Оставшись одна, без Скотта, она должна была идентифицировать себя в этом мире. И пока Джайна барахталась, пыталась в кратчайшие сроки научиться тому, что человек постигает не один год, за нее это сделал все тот же Скотт. Но теперь, в отличие от того, что было раньше, с последствиями приходилось разбираться уже не ему, а ей самой.

Ключ к бессмертию. Джайна понятия не имела, что является такой важной… Фигурой. И это заставляло подкашиваться ноги, а потом прошептать, со страхом смотря на F2:

– Я не готова к этому.

Она мечтала стать чем-то значимым, чтобы атирийцы наконец-то стали считать ее за равную. Потом ей просто это стало не нужно, но мечта все-таки исполнилась, причем в таком объеме, будто бы воплотила всю злость и всю боль, что причинили ей все эти их взгляды, крики и обвинения абсолютно во всех их несчастьях, брошенные в спину, пока она мчалась к F2 – единственному, кто мог ее защитить.

– Я даже не представляла, что могу быть чем-то таким. Я просто не представляла, – снова произнесла Джайна, ожидая хоть какой-то реакции от F2. Она пыталась показать ему всем, чем можно: одной ей не справиться.

– Тебя нужно завершить, а это могут сделать провидцы с Иош, поэтому нам следует туда отправиться, – отчеканил F2, по-своему интерпретировав ее слова.

В Джайне даже не вспыхнуло никакой мимолетной обиды. Почему-то даже захотелось улыбнуться: в мире, где, как оказывается, меняется абсолютно все, неизменным оставался F2, и там, где она видела поводы для размышлений, он видел призыв к действию.

– Хорошо, ты знаешь нужные координаты? – поинтересовалась Джайна.

– Пока нет, Скотт их не знал, – ответил F2, – но я не думаю, что их поиск обернется чем-то сложным.

Однако он еще не знал, насколько оказался не прав.

Категория: Эон | Добавил: Klabiama (23.10.2017) | Автор: МаККайла Лейн
Просмотров: 23 | Теги: Церебрилий, Скотт, Эон, Джайна, дроид, Клэйтон, История, Альберт, F2, андроид | Рейтинг: 5.0/1

Если вы нашли ошибку/опечатку в тексте, то можете сообщить о ней, оставив комментарий ниже.

Всего комментариев: 0

Оставьте свой комментарий

avatar

Поиск

Меню сайта

Профиль

Автостопщик



Здравствуйте, Гость. Пожалуйста зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы получить доступ к дополнительным разделам и функциям.

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Союз на