Информаторий

Главная » Статьи » Истории » Эон

Глава 2 | Часть 4

Если упомянуть в разговоре с основным населением Церебрилия о нижних уровнях даже косвенно – велик был риск нарваться на неодобрительные взгляды, мгновенное замолкание, опущенные глаза, ковыряние ботинком в земле… И быстрый переход на другую тему. Впрочем, иногда можно было нарваться и на субъектов, у которых при упоминании об этом как-то странно сверкали глаза, на лицах возникали понимающие ухмылки и в речи начинали проскальзывать интересные выражения, которые можно было трактовать двояко.

К нижним уровням Церебрилий относился с присущим им конформизмом по многим вопросам: не отрицал, что они есть, но если была возможность, старался обойти эту тему как можно дальше.

Верхние ярусы могли не желать признавать наличие нижних уровней, но последние никуда бы не делись, хотели того первые или нет. Поэтому нижние уровни не упоминали. Обходили стороной. А они жили своей незатейливой, беспорядочной и затхлой жизнью, посмеиваясь над напуганными верхними.

Свалка – вот так можно было их охарактеризовать. Индустриальная свалка на забытых этажах Столиц, чья инфраструктура достигла наигромаднейших масштабов даже по меркам заселенной Вселенной. Церебрилий просто лопался от многочисленных, нагроможденных друг на друга застроек. В этом веке уже не было ни одного свободного клочка земли, на котором не находилось бы что-нибудь. А рынок недвижимости процветал и не собирался сдавать своих позиций. Когда города стало невозможно строить внизу, их начали строить вверх. Жизнь поднималась ввысь словно бы вместе с прогрессом: с каждым новым, ускоренным витком спирали росли все более стремительно новые, верхние уровни, а старые… Старые забрасывались, забывались за ненадобностью, потому что вся жизнь сосредотачивалась под небесами, которым уже было тягость спускаться вниз. Взлетевший добровольно, вновь на землю не опустится.

На нижние уровни попадало до ужасного мало света, там нередко стояла такая тусклость, что не увидишь и в самый пасмурный день. Затхлость древнего индустриального города со смогом, что перемешивался с густыми тучами. И водой, стекающей с верхних этажей. Вот что это напоминало.

Помойка. Канализация. Каждый характеризовал по-разному. Городские власти давно не обслуживали эти ярусы, и они бы давно уже, пожалуй, пришли в запустение, если бы не одна известная поговорка. Свято место пусто не бывает, а потому нижние уровни быстренько оприходовали многочисленные подпольные организации и бесчисленное количество бездомных, наводнивших эти улицы, облюбовавших многочисленные запустевшие здания.

Лозунг этого времени – доступность энергии – находил свое отражение на нижних уровнях: несмотря на то, что они давно уже были заброшены, то, что было исправным, продолжало свою работу. Нижние уровни, как бы ни пропагандировалась их ненужность, поддерживали основной город, и никто не отключал доступ туда энергии. Потому что Столицы просто этого не предусматривали.

Дневной свет просто не проникал туда – поэтому и днем, и ночью все освещали противные желтые лампы: старые, грязные, веяние какого-то того, другого времени, которое просто уже не могло существовать. И рекламы, что прорезала информационные стенды, что красовалась на огромных стеклянных стенах зданий, здесь просто не было. Никакой рекламы, ни старых плакатов, ни проецируемой с помощью каких-либо приспособлений.

Здесь было странно: затхло и серо, тускло и серо, затхло и тускло, и людям, впервые спускающимся сюда, казалось, что здесь отчаянно не хватает свежего воздуха. Заброшенные склады и заколоченные окна, выбитые решетки, разнесенные по кусочкам жилые дома, с противным скрежетам покачивающаяся арматура, пленка, закрывавшаяся служебные выходы, над которыми висели выцветшие указатели «Входить запрещено». Отходы не убирались здесь годами, тут и там лежали груды металлома, который умелые дельцы растаскивали по кусочкам и умудрялись загнать втридорога.

А еще здесь цвела жизнь, здесь раскинулся подпольный, нелегальный город со своими правилами и установками, негласными лидерами, территориями, по умолчанию разделенными между преступными группировками, незадачливыми мелкими торгашами, гордо именовавших себя «бизнесменами», организациями покрупней и посерьезнее, которые крышевали все те же преступные группировки, за что организации отстегивали им немалые откупные. Каждый при желании мог найти здесь свободный кусочек, каждый мог приткнуться и развернуть свою нехитрую деятельность. Именно сюда F2 и привел Джайну обходными путями. Пока они спускались, пока медленно перемещались с верхней уровней на нижние… Джайной овладевал страх, потому что стоило ей поднять голову и не увидеть такого уже ставшим привычного солнечного света, в ее голове медленно пришло осознание, какими же огромными на самом деле были Столицы. И если подумать о том, насколько глубоко вниз они уходили, вообразить весь этот масштаб… То, наверное, она почти пошатнулась.

F2 же эту картину наблюдал не впервые. Раньше он достаточно часто бывал здесь, потому что подобным дроидам, как он, надо где-то останавливаться, а верхние уровни не особо предусматривают отели для таких роботов. Да и лишний раз связываться с легальной жизнью, жизнью, где тебя могут засечь и зафиксировать каждое твое действие, не хотелось. Меньше мороки, меньше пропускных систем и меньше бесполезной траты времени, которое можно направить на решение куда более важных задач.

За годы F2 обрел определенные связи, и на нижних уровнях его даже кое-кто узнавал. Впрочем, были и такие, кто шарахался по незнанию, искренне беспокоясь, как бы сюда не нагрянула облава из полицейского патруля. Но в целом военный дроид, расхаживавший сам по себе, не удивлял никого. Куда больше привлекала внимание маленькая юркая опрятная Джайна, державшаяся рядом с такой махиной.

Сначала она чувствовала себя очень неуютно под этими пристальными, любопытными, совершенно не скрываемыми взглядами – казалось, людям нижних уровней были незнакомы такие понятия, как такт и вежливость. Впрочем, как и людям с базы на Атирии. Да, они чем-то напоминали Джайне тех самых – ее первый опыт, ее первый социум, который подарил ей и дружественные взаимосвязи, и врагов в одном своем лице. И научил если не давать отпор, то хотя бы… Противостоять этому, мало-мальски держа лицо.

Поэтому когда очередной бродяга с кислотного цвета волосами уставился на Джайну без всякого зазрения совести, она вскинула подбородок: немного неуверенно, но для первого раза было неплохо. В конце концов, она уже не комнатное растение, не девушка, которая не видела в своей жизни ничего, кроме комнат, в которых держал ее Скотт. Она тоже кое-что прошла.

Да и, к ее собственной… Наверное, даже немножко злорадности, примешивался тот факт, что она была не одна, а вышагивала рядом с хорошо вооруженным двухметровым дроидом, который уж точно не даст ее в обиду. Поэтому, чуть освоившись, Джайна сама постепенно начала с любопытством крутить головой во все стороны, уж больно все здесь отличалось от цивильного, высокоразвитого и технологичного Церебрилия верхнего. Перед ней же словно раскинулась база на Атирии, только во много раз больше. И люди здесь были более… Безбашенными? Опасными? Менее послушными привычным законам? Более отчаянными и сумасбродными? Возможно. Вскоре, правда, Джайна поняла, что отличало их от атирийцев. Если последние жили так, потому что были вынуждены, потому что у них не оставалось другого выхода, и пребывали в таком состоянии относительно недолгое время, то уклад, царивший на нижних уровнях, складывался десятилетиями, если не веками. И, в отличие от тех же атирийцев, этим, кажется, нравилась такая жизнь.

В голове у Джайны вертелся тысяча и один вопрос, но F2 она задала наиболее, как посчитала, важный:

– Мы идем в подпольный информаторий?

– И туда тоже, – последовал лаконичный ответ.

Больше вопросов Джайна решила не задавать, потому что уже научилась понимать, когда к дроиду лезть не надо, а когда с ним можно и поговорить. В конце концов, свое любопытство она сможет утолить и на месте.

«Место», куда они пришли достаточно скоро после ее вопроса, кажется, было и информаторием, и забегаловкой, и магазином, и подобием отеля одновременно. Пока Джайна поражалась тому, как в одном помещении так лаконично помещается наспех оборудованный прилавок, допотопная техника, пара-тройка грязных столов и стойка, напоминающая администраторскую, F2 направился к двум субъектам, сидящим около той самой «администраторской стойки». Причем один из них пододвинул стул, явно предназначенный, чтобы сидеть на нем за столом, а второй уместился на хлипком и расшатанном табурете. Еще один субъект стоял собственно за стойкой, и время субъекты убивали в соответствии с обстановкой: лениво резались в какую-то игру то ли на карты, то ли на фишки, а то и на все вместе. При виде F2 субъекты играть прекратили, двое покосились на дроида с подозрением, а стоящий за стойкой некрасиво ухмыльнулся. В грязных комбинезонах, с кислотным цветом волос, причем у одного они были какие-то жиденькие и явно неделю уже немытые. Джайну почти передернуло.

– О, здоров, – кивнул стоящий за стойкой. – Что за цацу с собой притащил?

Джайна догадалась, что под «цацей», скорее всего, имели в виду ее. Это подкреплялось тем фактом, что субъект с немытыми волосами подмигнул ей и скривил рот в подобие похотливой улыбки. На выходе получилось что-то устрашающее. F2 предупреждающе скрипнул своим оружием, и субъект улыбаться перестал.

– Это Джайна, – коротко отозвался дроид.

– Окей. Из верхних? Ты раньше вроде с людьми не больно яшкался, – с сомнением воззарился на Джайну субъект за стойкой. – Она легавых с собой не притащит?

– Не притащит, – отрезал F2. – Нужна информация.

– И никогда с тобой не поговоришь не по душам, – протянул субъект за стойкой елейным голосом. – Был бы ты человеком, был бы сговорчивей. Все-все, – замахал он руками, когда молчание F2 стало угрожающим, – никаких вопросов не задаю. Информация будет стоить денег, сам знаешь. Кстати, тут Дэв интересовался, не сможешь ли ты взяться за кое-какую работенку, обещал неплохо заплатить, но…

– Все потом, у меня задача поважнее.

– Что ты совсем стал неразговорчив. Никогда с вами, с дроидами, сладу нет. И ведь поди, когда на хозяев батрачил, отвечал более спокойно и развернуто, – обиженно сообщил все тот же субъект, и Джайна мгновенно повернула голову к F2. На хозяев? Разве у него были какие-то хозяева? Но F2 так угрожающе скрипнул, что она поняла, что ответа дождется вряд ли. – Что у тебя за задача?

– Нужны данные, как добраться на планету Иош, – невозмутимо отчеканил робот.

Ответом ему стало повисшее между всеми тремя субъектами молчание. Наконец тот, что с немытыми волосами, неприятно гоготнул и то ли хрюкнул, то ли икнул, а второй, с немного отвисшим животом, крякнул и уставился на F2:

– Чего?!

– В официальных информаториях ничего нет, – между тем сообщил F2.

– Тоже мне, в официальных искать, они же там половину информации фильтруют и не засвечивают. Да, а ты как думала, девочка? – уставился на удивленную Джайну субъект за стойкой. – Что все тебе будет свободненько залито в общем доступе? А дискриминация? А компроментирующие данные? А то, что оскорбляет чьи-то чувства? А то, что попадает под государственную тайну? А то, с помощью чего можно развязать информационную войну? Думаешь, это тебе все так просто выдадут? Да хрен, – и загоготал. – Поэтому, девочка, хочешь достоверную информацию – иди к нам, мы тебе все что угодно выдадим. Не за бесплатно, конечно.

– А вы знаете что-то о планете Иош? – тут же спросила обрадованная Джайна, у которой аж на душе полегчало от того, что и здесь остались неравнодушные люди. Правда, последующий гогот всех троих заставил ее заподозрить, что дело тут было совсем не в неравнодушии.

– Честно сказать, мы такое впервые слышим, – наконец заговорил более серьезно субъект за стойкой. – Но знаем человека, который точно знает и может помочь добраться до любой планеты. За определенную плату, разумеется, – не позабыл уточнить он. – Как добраться к человеку, мы тоже знаем и можем сказать, но, конечно же, тоже за плату.

– Но почему нужно платить за ответ на простой вопрос? – опешила Джайна. – Ведь даже в информаториях подобная информация выдается совершенно бесплатно.

– Бизнес, девочка, есть бизнес. Деньги есть деньги. В этом мире все продается и покупается, – просветил ее субъект за стойкой, на что Джайна предпочла помолчать, потому что не совсем была уверена, что правильно его поняла.

– Сколько? – не стал ходить вокруг и около F2.

Стоящий за стойкой озвучил сумму, и дроид невозмутимо приложил руку к допотопному сканеру под внимательнейшим взглядом всех троих, после чего все тот же за стойкой снова очень внимательно вглядывался в экран, сверяя все данные, и только после того как удостоверился, что необходимая сумма переведена на его счет, вышел, наконец, из-за своей стойки, с которой, как показалось Джайне, он успел капитально слиться, отвел F2 в сторону и тихим шепотом принялся что-то долго и нудно ему объяснять. Джайна же, не зная, чем себя занять, просто потихоньку осматривалась по сторонам, дивясь и в очередной раз подмечая, насколько разнообразен раскинувшийся перед ней мир. И он не ограничивается только одной Атирией или Церебрилием, в нем еще огромное множество неизведанных уголков. И сколько же всего ей предстоит узнать… И одновременно стараться не замечать все тех же похотливых подмигиваний субъекта с немытой головой. Очевидно, он принимает ее за жительницу верхних уровней, представительницу человеческой расы… Ну, пусть принимает. Она уже успела понять, что иногда это может сыграть только на руку.

Категория: Эон | Добавил: Klabiama (23.10.2017) | Автор: МаККайла Лейн
Просмотров: 21 | Теги: Церебрилий, Скотт, Эон, Джайна, дроид, Клэйтон, История, Альберт, F2, андроид | Рейтинг: 5.0/1

Если вы нашли ошибку/опечатку в тексте, то можете сообщить о ней, оставив комментарий ниже.

Всего комментариев: 0

Оставьте свой комментарий

avatar

Поиск

Меню сайта

Профиль

Автостопщик



Здравствуйте, Гость. Пожалуйста зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы получить доступ к дополнительным разделам и функциям.

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Союз на