Информаторий

Главная » Статьи » Истории » Эон

Глава 2 | Часть 7

Все это напомнило ему прежнюю жизнь. На несколько недель он будто из колеи выпал, а сейчас почти вернулся к тому, чем и занимался на протяжении долгого времени – выполнял задания тех, кто хорошо платил, используя легальные и около способы, в прочем, стараясь не переходить дорогу закону, чтобы лишний раз не светиться, но крушение «Цереры», Атирия… Все это, можно сказать, выбило F2 из колеи – насколько можно выбить из нее робота, ведомого лишь заложенным и зашифрованным в нем кодом, который программировал его на выполнение тех или иных решений. В этой истории он впервые сначала не по своей воле, а затем и с весьма большой охотой взвалил на себя ответственность за кого-то еще, был вынужден следить не только за своими действиями, делил свое личное пространство (хотя это больше касалось людей, но и дроиду изредка требовалось, чтобы его оставили в покое) с Джайной.

До этого все действия, что совершал F2, можно было условно разделить на две большие группы: приказы, которые он выполнял, будучи связанным с военным центром, и решения, которые он принимал сам. С первым все было предельно просто и ясно: центр отдавал распоряжения, F2 выполнял, и никто никого ни о чем не спрашивал. Солдат, вымуштрованный, механический, идеальный солдат, которого легко можно заменить, если что-то пойдет не так. Что-то и пошло не так, когда F2 был поврежден в боевых действиях на одной из планет. Его датчики больше не посылали сигналов. И военный центр забыл о нем сразу же.

В себя F2 пришел, когда его систему запустили те, кто явно вознамерился использовать его. Но дроиду такая перспектива не понравилась, и, пожалуй, это была первая его действительно эмоциональная реакция за все его существование.

Про него можно было бы сказать, что он был опьянен свободой… Но нет. У F2 не кружилась голова, его не переполняли эмоции, ему не хотелось визжать или кричать от радости – как это сделали бы представители человеческой расы на его месте. Но он испытал удовлетворение – это замолчать просто никак нельзя! – и обнаружил весьма интересную вещь: оказывается, он не хуже военного центра справлялся в отдаче самому себе команд. Это оказалось даже напорядок интереснее. Никто не ограничивал его в выборе собственных действий, но F2, оказавшись предоставленным самому себе, занялся по сути тем же самым: его нанимали некие частные лица для участия в боевых действиях. Только теперь за это еще и платили, а F2 мог гулять там, где ему заблагорассудится. Никто его не искал, никому не нужно было отчитываться. Никто не знал, что руководит F2 в его действиях. Даже, пожалуй, он сам.

А потом появилась Джайна, и впервые F2 шел куда-то, летел с планеты на планету, участвовал в сомнительных операциях не потому, что за это обещали заплатить и даже не потому, что так было нужно. А, наверное, потому что он так хотел. Впервые за свое существование он действительно отчетливо понял значение этого слова. Дроид что-то хотел и раньше, но все это было блеклым, тусклым, механическим, а это «хотение» было каким-то особенным. Каким-то живым. Как Джайна. Как маленькое красное сердце, которое она нарисовала на его руке.

Сначала он не совсем понял, что она делает, и только потом, может, даже и не сразу так отчетливо F2 понял истинное значение, которое Джайна вкладывала в него. Иносказательный символ, который дроид не особо любил, казался как будто бы на своем месте. И, наверное, больше всего F2 – боялся? – что краска сотрется или случится что-то еще, и красное сердце исчезнет с его руки. Это была бы словно метка, словно маленький намек на то, что есть Джайна, что она существует, и пока она улыбается, когда выдается минутка, чтобы расслабиться, – это давало жизни дополнительный смысл, пока еще плохо укладывающийся у F2 в системе его ценностей и приоритетов, но уже прочно занявший в нем какое-то свое, специально отведенное ему место. И с каждым днем этот смысл будто бы становился чуточку больше.

Но порой ему не доставало отлаженного и хорошо уже выработанного механизма действий. А теперь, когда наконец-то представилась такая возможность, F2 почувствовал себя как в своей тарелке. А Закари и вовсе чуть не в пляс пускался, изредка и с жаром потирая свои ладони.

Медлить было особо нельзя. Пускаться в переговоры – тоже. Дипломатия – отличная вещь, признак прогресса и эволюции, толерантности и гуманизма, то, к чему власти всех планет, политики, общественные деятели, люди искусства и прочие важные персоны отчаянно призывали. И утверждали, что в сорок втором веке дипломатия – единственный возможный вариант диалога и путь к решению всех проблем. Дипломатия – признак высокого развития и технологического прогресса. Показатель этого времени. И, конечно, именно поэтому то тут, то там планеты громили друг друга в локальных войнах бесчисленное количество раз, именно поэтому сам Церебрилий посылал свои эскадрильи в разные уголки галактики. Именно потому, что прогресс достиг той ступени, когда все вопросы решаются мирным урегулированием. С регулярно сбрасываемыми бомбами и подбитыми военными кораблями.

Заратт оказался совсем небольшой планеткой, меньше, чем Земля, убогонькой, хотя и довольно приличной. Порт здесь тоже не отличался широким размахом, а значит, шансов на успех у них было гораздо больше.

Церемониться новоиспеченные товарищи по космическим брождениям не стали – как только Закари резко и фривольно посадил корабль прямиком по середине аэропорта, F2 тут же вышел из него и, обнажив свой тяжелый бронебойный скорострельный бластер, открыл огонь. Для профилактики. Сотрудники космопорта тут же сбежались на шум и сначала недоуменно застыли, когда Закари, чувствуя себя очень хорошо в полнейшей безопасности, а значит, наглея прямо на глазах, вразвалочку вышел вперед и сообщил максимально пофигистично настроенным голосом:

– Значит-с, так, ребзя. Кто пойдет против этого чувака, – ткнул он пальцем в F2, – тому поджарят его тощий зад, что мало не покажется. А значит, выполняем, все, что я скажу. Я здесь главный, усекли?! – но ответом ему стала мгновенная атака работников космопорта, правда, их главный таран тоже не подвел – F2 мгновенно отразил все удары, и целый град зарядов начал осыпать его противников. – Хорошо палит, – шепнул Закари Джайне прямо на ухо под шум чего-то взорвавшегося.

Сотрудники космопорта быстро смекнули, что с новоявленными космическими пиратами, за которых их тут приняли, лучше не спорить, а выполнить то, что они говорят. У пиратов, правда, были странные запросы: заложников не взяли, доступ к денежным счетам тоже не потребовали. Зато приказали снабдить их корабль провизией и заменить гипердвигатель.

Делали все в спешке. Провизию забрасывали на корабль быстро, а местные инженеры, наверное, никогда не работали так усиленно. Они бы и рады были ничего не делать, но аргумент в виде огромного боевого робота действовал безоговорочно, а отрядов полиции не наблюдалось, хотя, разумеется, под шумок ее уже давно вызвали…

Джайна, не совсем уверенная, где же ей лучше всего сейчас находиться, мыкалась рядом с Закари, который, непринужденно посвистывая и чувствуя себя королем космоса, ходил туда-сюда, закинув руки за голову.

Когда провизию уже загрузили, а замена гипердвигателя почти подходила к концу, к радости сотрудников косморта и к удивлению Джайны из охрипших динамиков, висевших кое-где на стене, вдруг раздался решительный мужской голос. Он что-то очень усиленно и резво вещал, но из-за помех Джайна толком не могла разобрать.

А вот Закари, который что-то все же смог уловить в этой каше, недовольно стрющил рот.

– У нас проблемы, – с претензией сообщил он Джайне. – Теперь не только ты, а еще и твой железный друг, и моя ни в чем не повинная персона находятся в розыске! Они теперь, блин, охотятся за нами троими! Ну что может быть хуже?! – всплеснул руками Закари. Но внезапно замер, прислушался и сообщил с неподдельной грустью. – А, еще и корабль, который мы выменяли, тоже в розыске. Кругом сплошной обман!

– Но так ведь мы тоже не совсем честным путем… – начала было Джайна, но Закари резко перебил ее.

– То мы, а то официальная торговля! Везде надувают. Вот и попробуй верь людям после такого!

Джайна не успела ему ответить, потому что динамики вдруг захрипели, и в них раздался уже другой голос, четкий и почему-то пробирающий до мурашек. Андроид вздрогнула, замерев, а вот Закари, оправившийся быстрее нее, завопил от ужаса:

– Твою мать, твою мать! Эноиды!

Эноиды! Джайну в мгновение ока парализовал страх, потому что существо, которое она увидела в земном космопорте, пугало ее до ужаса и заставляло замереть на месте. Что-то напрягалось в ней, что-то сигналило: опасность! Эти существа были даже страшнее людей.

Корабли. Она увидела их в небе, несколько кораблей стремительно приближались к планете и немедленно открыли по ней огонь. Джайна закричала от ужаса, потому что на секунду испытала ужасающее чувство дежавю: вот она на Атирии, вот корабли павитранцев, вот снова бессмысленная бомбежка.

Но эти… Эти были чудовищнее. Они не считались с людьми, они запросто могли уничтожить Заратт, им была нужна только она, она. Из-за нее они… Чувство вины не успело захватить ее полностью, потому что внезапно Закари резко схватил ее за руку и быстро потащил к кораблю, резко запихнув ее внутрь, и принялся погонять нерадивых инженеров, у которых от страха тряслись руки.

– Че встали? Эноидов, что ли, не видели? Эй ты! – Закари пригрозил одному особо побледневшему пальцем. – Ты еще от страха в штаны мне тут наложи. А корабль, между прочим, новый, свеженький, только-только купленный на эксклюзивном рынке Земли, это тебе не какая-нибудь поддержанная таратайка! Да он стоит больше, чем вся твоя жизнь. Ну и что, что в розыске, – это уже Закари пробормотал себе под нос, а инженеры смогли взять кое-как себя в руки и быстро-быстро начали последние необходимые процедуры для завершения установки гипердвигателя.

А эноиды продолжали атаковать планету, Джайна вздрогнула, когда совсем рядом раздался взрыв, на миг что-то внутри нее отчаянно сжалось, там ведь F2, там ведь…

– А ну пшли вон! – не дожидаясь завершения подключения гипердвигателя, Закари тут же, не стесняясь, просто выпнул инженеров прочь и забегал вокруг, включая какие-то приборы и причитая на ходу. – Мы ведь от них не уйдем. Мы влипли. Вообще. По самые яйцы. О-хо-хонюшьки! А гипердвигатель не протестирован. Не откалиброван. Ай, да насрать! – вдруг заорал он. – За-а-апускаем двигатель, детка, нас ждет жаркая гоночка, – глаза Закари засверкали азартом. А вот Джайна застыла на месте.

– А как же F2? Мы не оставим его здесь!

– Да никуда не денется наш невыдержанный приятель! Готовлюсь… А к чему, не понятно, – провозгласил Закари, когда F2 протиснулся в салон и тут же закрыл за собой дверь. И в ту же секунду грянул взрыв такой силы, что корабль тряхнуло. – Незамеченными мы не пройдем. Но я не хочу помирать, мать его! – заголосил Закари, когда понял, что дело совсем плохо. Очевидно, он все же рассчитывал как-то пройти через флотилию эноидов, но теперь отбросил такую мысль глубоко подальше. – Твою мать! – потому что новый взрыв прозвучал еще ближе. – Эти же твари ведь спустятся сюда, да?

Ни Джайна, ни F2 ничего не ответили. Андроид просто застыла ужаса, прикрыв голову руками, потому что ей было страшно, страшнее даже, чем на Атирии, F2 держал активированным свой бластер, а Закари… С сомнением поглядывал на совершенно не протестированный гипердвигатель. Либо смерть, либо спасе…

Новый взрыв раздался настолько близко, что корабль затрясло и чуть покосило в сторону. Это и послужило толчком к действию, которое спасло им всем жизни.

Иногда бывает так, что нужно решать что-то очень быстро, так, будто у тебя нет времени на раздумья. Ни Джайна, ни F2 они не понимали и не испытывали того, что было свойственно людям: страх смерти. Но именно он овладел Закари. Именно он заполнил всю его жалкую, прогнившую Землей, мелочную душонку, душонку, которая все же отчаянно хотела жить. Страх обуял его, подарил безумие, в то же время сохраняя потрясающую ясность мысли. Траекторию Закари подсчитал в мгновение ока и резко запустил движок.

Под взрыв бомбы, которая прошлась ровно по тому месту, где находился их корабль, они рванулись в гиперпрыжке прочь отсюда.

Джайна впервые угодила в гиперпространство, для нее секунды, проведенные в нем, пронеслись цветным калейдоскопом, белым туннелем перед глазами, и только когда они вышли из него и за иллюминаторами появилась черная непроницаемая холодная тьма космоса, андроид вздохнула спокойно. Закари же, вытирая со лба пот, судорожно тыкался то тут, то там, а затем повернулся к Джайне и F2:

– Я отключил все системы управления и подключения к сети, оставив корабль на ручном управлении. Не хочу, чтобы нас засекли эти, – тут он судорожно сглотнул, но в его глазах быстро зажегся огонек. – Но вообще это было крутяк, братан! – если бы Закари дотянулся, он обязательно хлопнул бы F2 по плечу. – И гиперпространство мы прошли вообще без препятствий, чуваки с Заратта все же молодцы, хотя и капец медлюги. Так, лады. Отсюда до Иоша несколько дней пути. Так что летим на самую низкую по спросу планету, не зная зачем, не зная куда. Вы ж все равно ничего не скажете! – угрюмо пожаловался он.

Он, кажется, еще что-то продолжал говорить, но Джайна уже не слушала его. У нее сильно подкосились ноги, и она сползла по прохладной стене салона, сильно оперевшись о нее спиной. И судорожно выдохнула, пока все тело колотило от страха. Они выбрались в этот раз, они выбрались. Но что будет дальше?

Категория: Эон | Добавил: Klabiama (23.10.2017) | Автор: МаККайла Лейн
Просмотров: 22 | Теги: Эон, Скотт, Церебрилий, Джайна, дроид, Клэйтон, История, Альберт, F2, андроид | Рейтинг: 5.0/1

Если вы нашли ошибку/опечатку в тексте, то можете сообщить о ней, оставив комментарий ниже.

Всего комментариев: 0

Оставьте свой комментарий

avatar

Поиск

Меню сайта

Профиль

Автостопщик



Здравствуйте, Гость. Пожалуйста зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы получить доступ к дополнительным разделам и функциям.

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Союз на