Информаторий

Главная » Статьи » Истории » Эон

Глава 2 | Часть 9

– Мой прекрасный, драгоценный, самый лучший на свете кораблик! Ну почто я тебя оставил! Ну зачем повелся на обещания этих двух! – причитал Закари, но его единственные слушатели – яркие птицы с пышными алыми хвостами – лишь глупо хлопали глазами, а затем вспархивали и перелетали с ветки на ветку: здешняя публика не смогла оценить его страданий. Джайна же и F2 уже даже и не обращали на это внимание.

С Закари, который, казалось бы, должен был быть достаточно закален жизнью на Земле, вдруг что-то случилось – буйные, жаркие джунгли сморили его, заставляя обливаться потом, тяжело дышать, и Джайна не раз замечала у него раскрасневшееся лицо. Закари ныл, Закари причитал, Закари требовал остановки чуть ли не каждые пять минут, аргументируя тем, что он устал, а они, бесчувственные машины, совершенно не хотят учитывать мнение такого важного участника экспедиции. Ведь это он, Закари, привел их на Иош. Лишился покоя. За ним гоняются эноиды. Он находится в розыске. Они должны ему компенсацию за причинение морального вреда.

«В конце концов, – рассуждал Закари, – я оставил там свой корабль. Свой прекрасный, несравненный корабль, до которого, кажется, скоро доберутся все эти колючки и сожрут его с потрохами!»

Он и правда боялся за корабль. Трясся так, как трясется тщедушная мать над своим ребенком. Как наседка над только что снесенными яйцами. Если бы можно было, Закари обязательно утащил бы корабль с собой, но, увы, он был слишком тяжел.

– Остановитесь! – кричал Закари.

– Вы, ублюдочные салаги! – выплевывал он.

– Да пошли вы в жопу! – задыхался от возмущения он, когда ни Джайна, ни F2 не реагировали, уже примерно научившись вычислять, когда отдых и правда нужен, а когда этого делать не следует и Закари просто придуривается.

– Если что-то случится с моим кораблем, разберу и пущу на железки! – однажды попытался угрожать особо разозленный Закари F2, но тому стоило только обернуться и потянуться к левой руке, как Закари тут же заткнулся и больше не предпринимал попыток бунта.

Однако упадническое настроение развивалось не только у него.

Они блуждали в джунглях уже четвертый день. В жарких, буйных, непротоптанных чащобах, где будто бы не ступала нога цивилизации, где звуки смешивались в убийственную и при этом гармоничную какофонию, где с каждого листа или дерева капала вода, и везде стоял тоненькой перезвон, уханье, вскрики, похрюкиванье, ночью же в темных зарослях опасно блестели чьи-то внимательные глаза, однако инстинктивный страх перед ними ощущал лишь один Закари, тогда он усиленно сглатывал, размахивал руками и жался ближе к F2. Джайна догадывалась, что они представляют опасность… Но ей был чужд страх, который ведет человека из века и век и который никакие технологии не смогут искоренить.

Однако и у Джайны, и у F2 постепенно начали закрадываться сомнения. Они продирались все дальше в непроходимые леса, разрубали себе путь, перемахивали через мощные корни деревьев, пересекали ручьи и речки, в воде которых притаились опасные змеи, а следов цивилизации все не было. Закари кричал о том, что в этом всем есть какой-то подвох, что они затащили его на верную смерть, F2 включал режим тотальнейшего игнора и не реагировал на его выпадки, Джайна тоже пыталась не отвечать, но и в их головах роились мысли.

Однажды, когда Закари сморил сон, Джайна очень тихо поделилась своими сомнениями с F2.

– Скотт же… Не мог ошибиться? – спросила она с отчаянием. И так, будто из последних сил надеялась не услышать ответ, который, скорее всего, можно дать на этот вопрос.

– Мы должны двигаться дальше, – только и ответил на это F2. Но и у него в голове выстраивались все новые алгоритмы на случай непредвиденных ситуаций. Если Скотт и правда ошибся, то дело приобретало нехороший оборот.

Какова была вероятность, что Скоттом и правда не двигали заблуждения? Может, информация о провидцах была скорее… Не такой уж и точной? Ведь в целом и общем Скотт сказал о них только то, что их необходимо найти, и не дал никаких четких зацепок. А точно ли они существовали, эти провидцы? Не могла ли двигать Скоттом утопическая идея, несуществующая соломинка, за которую он ухватился, как за единственное спасение? Не уверовал ли он в легенду?

Как же уяснил для себя F2, Скотт отличался от многих людей. Любое отклонение от привычной нормы рассматривалось людьми как хорошо, так и плохо, смотря, с какой стороны подойти. И в данном случае… Неизвестно, что могло вертеться у Скотта в голове. Уйдя с головой в создание идеального бессмертного существа, не отрешился ли он от мира совсем и не перестал ли воспринимать действующую реальность?

Если пройдет еще день и они ничего не найдут – он снова подключится к Скотту. Вызовет его на разговор и потребует более конкретных данных. Пройдет еще немного времени, и он обязательно это сделает.

Так рассуждал F2 на второй день их блужданий. И на третий. И вот теперь на четвертый. Оттягивал момент, словно человек, который боится принять неизбежное. F2 это несколько напрягало, и он начал задумываться о том, что, кажется, заразился многими нехорошими качествами от Джайны. И это всего лишь за два подключения.

Но он знал истинную причину, по которой по-прежнему не подключился к ней в третий раз и не вызвал Скотта на связь, – больше всего на свете теперь он не хотел разочаровать Джайну. Не хотел, чтобы потухла эта ее жизнь во взгляде, чтобы лицо не потеряло своего цвета, потому что эта энергия, это состояние, оно напоминало F2 о том, что он пережил, и о том, что ему не хотелось забывать. Всего два контакта с ее системой – но этого оказалось достаточно, чтобы в нем начали происходить изменения. F2 узнал, как можно ощущать мир по-другому. И ему хотелось снова это испытать. И не забыть то, что испытал. А Джайна, она… Служила напоминанием.

А если Скотт все время направлял их к тем, кого даже не существует… F2 не знал, как смотреть Джайне в глаза и как говорить эту новость. Как смотреть на разрушение того образа, что вел ее все это время.

К тому же, обстановку здорово нагнетал Закари, который, в отличие от молчаливых роботов, не стеснялся излагать все свои мысли самым прямым образом тут же, как только они пришли ему в голову.

– То, что вы там ищите, вообще существует?! Чуваки, только не говорите, плиз, что мы в итоге потерпим облом! Что мы в итоге шли прямиком в нихера! – однажды не выдержал и заорал Закари, остановившись прямо посреди проложенной ими на довольно приличное расстояние тропы.

Джайна и F2 остановились – слишком резко, потому что Закари, как оказалось, перед этим на довольно продолжительное время замолчал.

– Мы идем четвертый день по каким-то хреновым джунглям, – слащаво и угрожающе начал он, – мы не встретили ни одного человека, ни даже ваших любимых эноидов. Я не знаю, зачем вы сюда вообще поперлись, но уж вряд ли, чтобы сгинуть тут и остаться!

F2 прекрасно понял, о чем говорил Закари. Эта мысль уже неоднократно его посещала. Если так пойдет и дальше и они застрянут тут на месяцы, то в таком климате он просто может заржаветь и… Однажды остановиться и замереть навсегда, пока его не покроет коррозия и не облепят лианы, ползущие по земле.

– То, что вы ищите, точно существует? – наконец мрачно спросил Закари. Тем самым озвучив вопрос, мучающий всех троих. Джайна замерла, потому что в горле встал неприятный ком, а F2 тяжело молчал, так как ему нечего было ответить на это. Иногда такая прямолинейность была хуже всего.

– Чуваки, пока еще не поздно и мы тут не заплутали ко всем собачьим херам, может, вернемся обратно? Чем мы дальше премся в этот лес, тем меньше шансов у нас выбраться. У нас тут нет возможности подключиться к сети, мы не сможем скачать координаты и выйти обратно к кораблю так же быстро, как и ушли от него. А сгинуть я тут не хочу.

– Зачем ты вообще пошел тогда с нами?! – вырвался у Джайны с каким-то странным озлобленным отчаянием, и она тут же распахнула глаза, потому что поняла, что сделала. Кажется, впервые за все свое существование сорвалась на ком-то.

– Да потому что я во всем иду до конца! – не выдержав, заорал Закари. Глаза его разве что не сверкали. – И иду туда, где мне платят! И знаете, я уже нахер не могу повернуть обратно, потому что там, – он указал назад, – меня поджидают эти гребаные террористы, которые на мне места живого не оставят! Вы серьезно, ребят? Да нахера я вообще во все это ввязался?!! Да вы двинутые, у вас сбой пошел в вашей системе, твою мать, твою мать! – вопил Закари, отступая не вперед, а назад, а в это время F2 напряженно куда-то вглядывался за его спину. – И вот когда я вас призываю к ответу, вы, нахрен, молчите, что, нечего сказать, да? Да?!

– Там, – прервал его F2, – что-то есть.

– Где? – тут же завертел головой по сторонам Закари, а в глазах Джайны вспыхнул огонек надежды. Она метнулась к F2, чтобы увидеть, что он имеет в виду, но с высоты своего роста так и не смогла разглядеть. Пока Закари метался вокруг и что-то вопил, она тихонько спросила дроида, что он видит.

– Это постройка. Думаю, нам надо обследовать ее, – ответил F2, перед чьим взором открывалось укрытое мхами древнее строение, казалось бы, полностью заброшенное. Но строение. И все внутри него было за то, чтобы пойти туда и обследовать. А уж если они ничего не найдут, то тогда уж точно придется отбросить все сомнения и подключиться к Скотту, чтобы потребовать конкретных ответов на свои вопросы. Он это сделает – F2 знал. А пока он решительным шагом направился в сторону того, что можно было назвать пирамидой.

Это и правда было пирамидой. Странной, огромной, ступенчатой пирамидой-зиккуратом, которая возникла так неожиданно среди этого нетронутого рукой цивилизации безумия и которая столь же неожиданно вписывалась сюда так же замечательно, как и не вписывалось. Такое двойное восприятие на миг ошарашило и напугало Джайну, но она и не заметила, как уже зачарованно шла за F2, с придыханием глядя на творение… Человеческих рук? Творение, таившиеся среди глухой тишины, тишины, наполненной звуками дикой и буйственной, непокорной природы, но тишины, свободной от гула голубых труб, степенного рокота механизмов и звуков, наполняющих Церебрилий.

Это был абсолютно другой мир, который пугал и завораживал одновременно. Джайна могла сравнивать это ощущение с тем, что возникало в ней, когда она останавливалась возле стендов в информатириях, посвященных исчезнувшим, древним цивилизациям. Что-то сзади вопил Закари, но впервые за четыре дня его крики никто не слышал, и, поняв, кажется, что все его старания тщетны, он тоже в конечном итоге заткнулся и с молчаливой настороженностью взирал теперь на зиккурат.

Правда, пирамида казалась… Такой же нетронутой и забытой, а вернее, никогда не знавшей человеческих рук, как и все на этой планете. Но сама по себе появиться она никак не могла, а значит, какие-то создатели у нее точно были. Вопрос только, когда они были? Джайна все ждала, что вот сейчас откуда не возьмись возникнет… Хоть кто-нибудь, но они подходили к пирамиде все ближе, а отсутствие других посторонних, неприродных звуков так ничем и не прерывалось. Закари, который, опешив сначала от увиденного, начал приходить в себя, и к нему снова потихоньку возвращалось состояние той истерии, в какую он впал до того, как они увидели эту постройку.

– Отлично, мы увидели какую-то непонятную заброшенную хрень. Вы это искали, да? – насупив брови и как-то смешно стрющив губы, спросил он. Вышло плаксиво. Никто так и не прореагировал.

Они остановились перед самым входом. Без всяких дверей, покрытых мхом и какими-то травами, плесенью в самых углах. Некоторые камни казались влажными, что-то раскрошилось и стерлось. Подняться по небольшой лестницей и замереть у входа в… Храм? Жилище? Они почему-то не спешили прорываться внутрь, словно давая отсрочку, чтобы, по законам жанра, кто-нибудь вот прямо сейчас появился. Враг ли, друг, но разрушил это царство природы, заявил, что он здесь хозяин, чтобы они, наконец, поверили, что прошли этот путь… Не зря.

Они давали отсрочку… Даже специально, подсознательно не спешили. Но ничего не происходило. У входа они все также оставались одни.

– Если… – F2 впервые, а может, и нет, у него много в последнее время было этого пресловутого и неправильного «впервые», которое никак не хотело искореняться, сделал паузу, чтобы его услышали. – Если мы ничего здесь не найдем, то возвращаемся назад.

– Да… – как-то фальшиво и словно по инерции протянул Закари. – Возвращаемся…

– Возвращаемся… – повторила Джайна.

Потому что на неживых планетах им просто нечего было делать. Страшно было предполагать, что, что… Об этом отчаянно не хотелось думать, но уж лучше морально подготавливаться, держать в уме, чтобы, потерпев поражение, не остаться с крахом своих идеалов. Люди, научилась осознавать Джайна, отнюдь не всесильны. Скотт казался когда-то центром мира, и, она думала, нет такого, чего он не знал. Теперь же Скотт мертв, хоть и находится внутри нее, а мир оказался куда больше, чем она думала, и выяснилось, что Скотт тоже не всегда знал, как нужно поступать. Никто не знал, но всегда хотелось верить, что есть кто-то мудрее, сильнее и значительнее тебя. Тот, кто возьмет ответственность и подскажет. Тот, в чьих решениях никогда не будешь сомневаться.

У всех в начале своего пути есть такие идеалы. А потом они разрушаются, и это очень, до отчаянного больно, но, кажется, это и есть первый шаг, когда ты начинаешь думать своей головой. Не то даже, когда ты принял свое первое, волевое решение, а то, когда решения кумира, который казался для тебя незыблемым, ты впервые решил оспорить. Прождав еще одну напрасную секунду, они все-таки шагнули внутрь. Один за другим. И попали в просторный, ритуальный зал с темными, сырыми углами, но откуда-то сверху проникали солнечный лучи, поэтому в середине переливалась в воздухе пыль. В зиккурате царил мягкий полумрак и царствовала приятная прохлада, поэтому Закари полными легкими вдохнул воздуха и заметно расслабился, потому что хотя бы здесь с него не катился пот. И никакая жужелица не пыталась залезть в штаны или за шиворот, что его особенно не радовало.

Однако здесь по-прежнему тянуло сыростью. Плесень ползла по стенам и углам. Где-то падали редкие капли воды. И абсолютно ни единого признака человека.

– Мы можем обследовать… – начала была Джайна, но Закари только фыркнул на ее предложение.

– Бред, ясно же, что тут нет ничерта!

– Мы обследуем, – отрешенно сказал F2, стараясь, чтобы голос его не звучал слишком мрачно, – а потом пойдем к кораблю.

– Найти бы его еще, этот корабль, надеюсь, кто-то додумался запомнить обратный путь, а? – проворчал Закари, но все-таки тоже пошел вдоль стен храма.

Странно обследовать то, что выглядит заброшенным. Абсолютно заброшенным. Странно искать то, чего здесь по определению быть не может. В какой-то момент F2 начало казаться, что он уж слишком уподобился представителям человеческой расы и слишком много перенял от них во время тесного контакта, поскольку и сам уже начал предполагать невозможное. Верить в то, чего не видели, и искать то, что сами не знали, – людская прерогатива, и в то же время сейчас F2 был едва ли не самой активной стороной их маленькой поисковой операции. Обследовать каждый камень, просканировать, простучать даже, тщательно выискивать и осматривать каждую мелочь – чтобы понять, что люди были здесь… Недавно, а не несколько веков назад.

Но с каждой минутой и каждым осмотренным камнем внутри F2 все сильнее возникал и укоренялся один весомый и логичный вывод: Скотт Альберт – идиот и фанатик, каких еще не видывал этот мир. Быть гением, чтобы создать такое существо, как Джайна, и совершеннейшим тупицей, хуже Закари, чтобы отправить родное детище искать провидцев, которые, судя по всему, вымерли уже много веков как. Вот они, те самые две стороны отличающихся от общей массы людей.

– Ну че, когда мы уже выдвинемся обратно, а? И куда вы теперь дальше попретесь? Го с нами на Землю, будем грабить и убивать… Лан-лан, только грабить, мы быстро авторитет заработаем, с моими связями, твоей фигурой и его силой, – тем временем заливал Джайне Закари, которая уже была чуть ли не грани отчаянии. – Сколько дел мы провернем!..

Но он не успел озвучить все свои планы на будущее, потому что откуда не возьмись – Джайна и правда не поняла, откуда они повыскакивали – быстро, точно муравьи, одна за другой начали появляться фигуры в капюшонах, и вот ее и Закари с F2 уже теснили к центру, а фигуры обступали их зловещим и молчаливым полукругом. Внутри у Джайны все сжалось, а Закари, выпучив глаза и ополоумив, заорал F2:

– Мочи их, братан, мочи, задай жару, давай, мы же знаем, ты ж можешь!!!

Но, к вящему разочарованию и удивлению Закари, F2 не только не обнажил свой бластер, он вообще ничего не делал. За долгие годы существования робот уже научился видеть, когда люди настроены агрессивны и готовы напасть, а эти существа… Казалось, они просто выжидали. Джайна тоже не ощущала злобы, исходящей от них, скорее, окружившие изучали их, ждали, пока незваные гостьи что-то ответят. Друзья или враги?

– Чуваки, мы вам ща покажем! – бодро начал Закари, но гнетущее молчание местных заставило его захлопнуть рот и пробормотать еле слышно: – Да ну нахрен.

Когда, наконец, Закари замолчал окончательно, поняв, что F2 и правда сейчас не полезет в бой, один из тех, что в капюшонах, выступил чуть вперед и спросил нейтральным, но очень четким и – содрогнулась Джайна – словно бы проникающим во внутрь голосом, настолько спокойным и будто бы мягким он был:

– Кто вы и зачем пришли?

– А если не ответим? – продолжал зачем-то храбриться Закари, но Джайне показалось, будто обращаются прямо к ней, она завороженно шагнула вперед и произнесла так, словно почувствовала, что говорить нужно именно ей.

– Мы… Ищем провидцев.

– Зачем вам нужны провидцы? – по-прежнему таким же голосом с невероятно спокойными интонациями спросил человек в капюшоне.

– Нас… – Джайна сглотнула. – Мы от Скотта Альберта. Он отправил нас сюда.

И тут же замолчала, потому что увидела, как вдруг замерли незнакомцы от этого имени, а некоторые даже начали переговариваться между собой.

– Я Джайна… Он создал меня и сказал, что только вы можете…

Но тут уже и она замерла, потому что человек вдруг скинул с себя капюшон, и Джайна почти задохнулась, потому что увидела перед собой мужчину – обычного мужчину средних лет с бледной кожей и прямым носом с широкой переносицей, почему-то бросающимся прямо в глаза, обычного мужчину, правда, будто бы несколько животноподобного, но глаза его, глаза светились мудростью и знанием, которого Джайна не видела ни у одного человека. Что-то подсказало ей, что он, кажется, старше всех, кого она знала.

А в следующую секунду человек легонько коснулся пальцами и пробежался ими по ее щеке – Джайна вздрогнула, но в этом жесте не было ничего угрожающего, а сама она не испытывала страха. Так отцы встречают вернувшихся детей, так делал Скотт, пока еще был жив.

– Так вот ты какая, Джайна, – с теплом в голосе произнес мужчина. – Вот над чем так упорно трудился Скотт. Мы ждали тебя… Но намного позже, – вдруг посерьезнел он, а затем его губы тронула улыбка и он повернулся к F2, спокойно произнеся: – Не бойся. Я не причиню ей вреда.

Джайна лишь удивленно вскинула брови, так и не поняв, что имел в виду этот человек, а вот F2 испытал что-то… Наверное, впервые, как и многое-многое другое: потому что он сильно напрягся, когда этот человек коснулся Джайны – его Джайны? – что-то было не так с этим прикосновением, так никто не должен был касаться андроида, и это вызвало в нем раздражение, но человек, казалось, разгадал все мысли, засевшие в его голове.

– Похоже, вам, как и нам, о многом предстоит поведать, – тем временем продолжил человек, – меня зовут Ешэ-Цэрин. Следуйте за мной.

Категория: Эон | Добавил: Klabiama (23.10.2017) | Автор: МаККайла Лейн
Просмотров: 104 | Теги: Церебрилий, Скотт, Эон, Джайна, Клэйтон, дроид, История, Альберт, F2, андроид | Рейтинг: 5.0/1

Если вы нашли ошибку/опечатку в тексте, то можете сообщить о ней, оставив комментарий ниже.

Всего комментариев: 0

Оставьте свой комментарий

avatar

Поиск

Меню сайта

Профиль

Автостопщик



Здравствуйте, Гость. Пожалуйста зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы получить доступ к дополнительным разделам и функциям.

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Союз на